Меню

Валенки у печки стоят



Текст песни Юрий Визбор — Домбайский вальс ( & Лыжи у печки стоят. & )

Лыжи у печки стоят
Гаснет закат за горой
Месяц кончается март
Скоро нам ехать домой

Здравствуйте хмурые дни
Горное солнце прощай
Мы навсегда сохраним
В сердце своем этот край

Нас провожает с тобой
Гордый красавец Эрцог
Нас ожидает с тобой
Марево дальних дорог

Вот и окончился круг
Помни надейся скучай
Снежные флаги разлук
Вывесил старый Домбай

Что ж ты стоишь на тропе
Что ж ты не хочешь идти
Нам надо песню допеть нам
Надо меньше грустить

Снизу кричат поезда
Правда кончается март
Ранняя всходит звезда
Где-то лавины шумят

Снизу кричат поезда
Правда кончается март
Ранняя всходит звезда
Где-то лавины шумят

Перевод текста песни Юрий Визбор — Домбайский вальс ( & Лыжи у печки стоят. & )

Skiing near the stove stand
The sunset fades behind the mountain
Month ending March
Soon we’ll go home

Hello gloomy days
Mountain sun goodbye
We will forever keep
In my heart this land

We accompany with you
Beautiful rooster Herzog
We expect you
The haze of distant roads

And here ended the circle
Remember hope love
Snow flags separations
Posted old Dombay

Well you’re on the trail
Well you don’t want to go
We need a song to sing to us
It is sad

Scream from the bottom of the train
Truth ends March
Early rising star
Somewhere avalanches are noisy

Scream from the bottom of the train
Truth ends March
Early rising star
Somewhere avalanches are noisy

Источник

Дежурные валенки

Из воспоминаний моего отца Ятцулевич Александра о своём детстве

Запах мандарина и еловых веток.
Взрослые, когда-то, тоже были дети!

Вижу снова маму! Чувствую тепло!
Как же это было всё-таки давно!

Крошку снежную просыпал
седовласый, хмурый дед.
Словно путь открыл в обитель,
где нам вновь по десять лет!

Всё таким большим казалось!
А сейчас – ничуть!
С горки ледяной катались!
Навзничь лёг! И в путь!

В доме был предмет волшебный —
адресом из детства.
С ним старался каждый первым
застолбить соседство.

В семье у нас росли три брата.
Это было так давно!
В детство взглядом виноватым
с пульта смотрим, как кино!

Такой большой казалась хата,
и всё вокруг – таким огромным!
Теперь и мир весь маловатый,
когда ты взрослый, беспокойный.

Поселился к нам четвёртым —
ДЕФИЦИТ, как воздух спёртый.

В магазинах пусто сроду!
Шила мать, не зная броду —
всё подряд! И всё сама!
Самоучкою была.

И рубашки, и футболки.
Заполняли шкафа полки —
куртками и брюками –
золотые руки.

Всё же было то, что мама
не умела вовсе шить!
И по очереди братьям
Приходилось их носить!

Снег ложится на крылечко,
на посту один стою!
Мама протопила печку,
Я всё угол стерегу.

В том углу стоят они —
всех сладостей дороже.
Тёплые и шерстяные —
валенки пригожие!

Валенки дежурные – охраняют печку.
В этих самых валенках – выйду на крылечко.

Уверенно и бодро вышагивали в валенках.
Как же было весело, когда мы были маленькими!

Читайте также:  Обувь для танцев спорта

Когда мы были маленькими —
с ног не снимали валенки!

Помните – сугроб по плечи?
Помните: «Ещё не вечер!»?

Только брата три – их пара!
И на всех их не хватало!

Валенки дежурные —
все в доме очень умные!

— Кто первым встанет, того и валенки –
Твердила в детстве с заботой маменька.

Дежурят валенки у тёплой печки.
Тогда казалось, что детство вечное!

Валенки у печки.
Утро. Я не сплю.
Сыплет на крылечко
зима свою красу.

Валенки у печки,
сыплет мокрый снег.
Выйду на крылечко –
я счастливей всех.

Мама повторяла,
когда я был малой!
Кто первым утром встанет,
тот их берёт с собой!

Валенки надену!
Важный весь такой!
Потому что первый —
в них иду крутой!

Первым в доме встану.
Шубку натяну.
И подмышкой валенки —
в коридор несу!

По-предательски в углу
охраняли печку.
Всё же первым их несу,
и ставлю на крылечко.

Искусственная шубка,
шапка набекрень.
Шагаю, как капуста,
затмевая день!

В них запрыгну ловко.
Мне сугроб не страшен.
Себя первопроходцем
ощущаю даже!

От шагов снег в стороны
бесшумно рассыпается.
Наблюдают вороны,
как я в снегу купаюсь.

Братья с завистью глядят,
Братья удивляются.
Они тоже так хотят,
но не получается!

Первым встать могу лишь я.
Им не переплюнуть!
Удивляется семья,
Что ещё им думать?

Шубкой льдом покрытой
Прохожих напугаю.
У окна закрытого
Братья наблюдают!

Мороз узоры пишет
рукой своей трескучей.
Теплом на стёкла дышат.
И мне кричат – Везучий!

Устал уже снег мерять!
Вот лёд манит меня.
По льду хочу я бегать —
мне в помощь два ремня!

С их помощью я валенки
вмиг превращу в коньки.
И что, что ростом маленький!
Волшебные они!

Так мама говорила.
И весело смеялась:
— Я тоже их носила,
и тоже превращалась!

Детство – время волшебства.
Значит, я – ВОЛШЕБНИК!?
Валенки, два ремешка.
И вот – я конькобежец!

Всё бывает – лёд наскучит.
Вновь валенки спасают.
И вот уже по снежной куче
на лыжах рассекаю!

Лыжником легко мне стать,
были б только валенки.
Буду с горки пролетать —
маленьким, удаленьким.

А сколько раз в морозы
они меня спасали?
От этой жизни прозы —
все уже устали!

День потух и на ногах —
два больших сугроба.
Я иду, скрипя зубами,
тяжелей всё ноги!

Вот иду, в сосульках шуба.
По округе слышен звон.
Мама вместо ледоруба
с веником покорно ждёт!

Я подковами звеню.
Цокая об пол.
— Околдован! – я твержу.
Мне не верит дом!

Прибрёл уставшим вечером,
аж валенки скрипят.
— Они не долговечные! —
мне в доме говорят.

Мой папа не был доктором,
но валенки лечил!
И еле слышным шёпотом
советы говорил.

Добрался до крылечка.
— Привет, заветный веник.
Обмёлся и на печку
Плюхнулся вареником.

Пар валит, с них тает снег,
с ног валюсь уставший.
Ночью, будто, как на грех,
я заснул случайно!

Час прошёл, и сняты чары!
Лужа на полу.
Валенки пускают пар,
млеют, ждут весну!

Меня склонило в сладкий сон.
Я плюхнул на кровать.
Когда проснулся, то спросонья
никак не мог понять.

Читайте также:  Tommy hilfiger ботинки женские демисезонные

Ох, и сладко мне спалось!
Ох и сны мне снились!
Только утром, как на зло —
встать не получилось!

С печки слез, и в угол гладь!
Валенок – то не видать!

Печки угол был пустой,
а снег весь испещрён.

Кто позже всех встал — тот босой!
Кто первым – тот герой!

Братья галок не ловили!
И меня опередили!

У мёрзлого окошка
за братом наблюдаю.
Взгрустнулось мне немножко,
а братец мой сияет!

Подоконник греет кошка.
Окна все в узорах.
Накануне спал немножко.
Нынче я в дозоре.

Будто сплю, а будто нет!
Сторожу у печки.
Еле сдерживает смех
мама человечка.

Печка вдоволь их нагреет,
выбивая влагу.
ими первый завладею,
лишь зевать не надо!

Трое нас – они одни —
в уголке у печки.
Выпал СНЕГ! Какие сны?!
И вот – я на крылечке!

Бодрым шагом марширую,
а братья у окошка.
Кулаком грозят. Кричу я:
— Зато я спал немножко!

Весело и бодро я иду по снегу.
Потому что снова я сегодня ПЕРВЫЙ!

В них иду довольный в школу,
братья дома греют печку.
Пусть они уже не новые —
но они родом из ДЕТСТВА!

Детство – это мандарины.
Детство – это ёлка.
Детство – это смех игривый.
А взрослость – кривотолки!

На крылечко сыплет снег.
Только в детстве нас уж нет!
Вот мы стали взрослыми,
серьёзными и рослыми.

Валенки грустят у печки,
взрослость выдаёт осечку.

До сих пор сугробов зов,
заполняют коридор.

До сих пор мы слышим смех,
жаль потерян в детство след.

Вот снимаем валенки, покидаем детство.
Уже стоят ботинки с ними по соседству.

Источник

Лыжи у печки стоят.

«А день. Какой был день тогда? Ах да — среда. » Как ни странно звучали в 70-е годы 20 века эти строчки в контексте одной из моих любимых песен Владимира Высоцкого, но просчитав по «вечному» календарю в начале 21 века, я понял, что какой-то (и совсем не мистический) смысл в этом есть: и 9 мая 1945 года и 12 апреля 1961 года были именно этим днём недели — «средой». Долго я искал третье событие в истории нашей страны, которое было бы тоже «средой» и найти не мог, пока на Кумысной поляне не предложил друзьям отметить 50 лет со дня рождения песни «Домбайский вальс», которую я любил и пел с 1971 года каждый год и не один раз, как на кухнях, когда разъезжал по всей стране, так и на Кумыске или на слётах, и, конечно, в горах! Благо сам Юрий Визбор в начале 80-х рассказал историю создания песни и даже назвал дату: 19 апреля 1961 года. Сам я с Юрием Визбором не встречался: не сложилось. Мне посчастливилось ночевать на хижине только летом 1974 года и она выглядела примерно так, как на снимке. Над дверью плохо, но видна надпись «Высокогорная ХИЖИНА Альпинистский лагерь «Алибек». С 1978 года стал работать горнолыжный лагерь «Алибек» (150 путёвок), а Хижина стала его филиалом, куда попасть было невозможно, поскольку на весь Союз продавалось (скорее распределялось) всего 36 путёвок. Я был в первом заезде в новый горнолыжный лагерь и в последствии в 80-е почти каждый год бывал там, но на Хижине зимой так и не побывал, поскольку посещение Хижины участником без путёвки каралось отчислением из горнолыжного лагеря. Однако в 1986 в горнолыжном лагере «Алибек», к ведению которого относилась Алибекская Хижина, (где была написана и впервые прозвучала эта песня), я познакомился с доктором наук из Москвы, который присутствовал в свите физика Игоря Евгеньевича Тамма, с которым и поднимался в апреле 1961 года на хижину Юрий Визбор. В те годы там катались на Алибекском леднике, но идти на хижину надо было пешком, да ещё с рюкзаками. По его рассказу выходило, что Юрий Визбор, которому тогда ещё не исполнилось и сорока лет, пел свои песни, сидя на верхнем (втором) ярусе нар (там было теплее), свесив ноги вниз. Вот так и была исполнена в первый раз автором эта великая песня. Да-да, уважаемые, 19 апреля 1961 года тоже «среда», как и 20 июня 1934 года — день рождения Юрия Визбора! Неудивительно, что песня » Лыжи у печки стоят. » в исполнение космонавта «Салюта 6» Александра Иващенкова стала первой песней, которая была спета, как сказал Юрий Визбор: «. из космоса в направлении Земли», чем автор очень гордился.
Уже в середине 90-х мне посчастливилось побывать в горнолыжном Терсколе, где мы каждый вечер пели сотни песен и, конечно, «Лыжи у печки стоят. «. А жил я с друзьями-москвичами в высотной гостинице «Металлург», которая находится за военно-спортивной базой «Терскол» около склона Баксанской долины и в окне каждый день за горой медленно гас закат. Когда кто-то заметил, что наши лыжи у печек не стоят, сочинилась песня, которую мы с удовольствием пели в дополнение к классическому варианту.

Читайте также:  Модели сабо женские медицинские

Вот опять за горою закат догорел,
Ну совсем, как в той песенке старой,
И трещит, догорая, свеча на столе
И звенит над Баксаном гитара.

Наши лыжи у печек давно не стоят,
Даже здесь уже печки не в моде,
Только этот волшебный за окнами март
Не кончается и не проходит.

Быстро тает оплывший огарок свечи,
Песни лучше поются без света,
Завтра снова на гору, так чего ж мы молчим,
Ведь ещё столько песен не спето.

Наши лыжи у печек давно не стоят,
Даже здесь уже печки не в моде,
Только этот волшебный за окнами март
Не кончается и не проходит.

И опять над Баксаном гитара звенит,
И поём мы, конечно, про лыжи,
Про лавины, про март, что за окнами спит,
И о том, что разлука всё ближе.

Наши лыжи у печек давно не стоят,
Даже здесь уже печки не в моде,
Только этот волшебный за окнами март
Не кончается и не проходит.

P.S. Возможно, кто-то обратил внимание, если нет, то сообщаю, что сегодня 19.06.2019 года тоже «среда».

Фото неизвестного автора взято из Интернета. Единственное, что показало изучение фотоснимка — сделан он после 1965 года, о чём свидетельствует две цифры на стене Хижины на правой стороне снимка рядом с лыжами, но до появления горнолыжных ботинок без шнуровки.

Источник