Меню

Прикольные статусы про валенки



Пословицы, загадки и частушки про валенки

Пословицы, загадки и частушки про валенки

Не ботинки, не сапожки,

Но их тоже носят ножки.

В них мы бегаем зимой

Знает взрослый человек,

Знает даже маленький.

Чтоб зимою не болеть

Долго, долго по сугробам

Не ботинки, не сапожки,

Но их тоже носят ножки

В них мы бегаем зимой,

С умного по шерстинке – дураку валенки.

Сани и валенки готовь с лета.

Прост, как сибирский валенок.

Кто раньше встал, тот и валенки одел.

Пословицы с валенками:

Простые избы деревень, окошки и завалинки.
На перекошенный плетень, старик повесил валенки.
Просушит валенки старик, потом оденет снова.
Он с ними сжился, к ним привык, сам крепкий и здоровый.
А как по снегу, да зимой, крестьянину в пургу?
Дойти сугробами домой, не утонув в снегу?
В селе без них ни как нельзя, колхознику в дорогу.
Носите валенки,- друзья, как дед, — на босу ногу!

Частушки

Сидя на завалинке

Подшивал дед валенки.

К нему бабка подошла

Дедка бросил все дела.

На окошке два цветочка

Голубой да аленький,

Я возьму да променяю

Сапоги на валенки.

Я частушки пропою

Про пимы да валенки

Гармонист мне подыграет

Сидя у завалинки.

А мне милый подарил

Каждый вечер провожал

Он меня до хаты.

Эх, кто к нам идет

Рыжи валенки одел,

Мы не знаем как у вас

А у нас на даче,

Ходит в валенках народ

Глазки я свои накрашу

Губки ярко подведу,

Новы валенки обую

На свидание пойду.

Огонек в глазах сверкает

Знать душою молода!

В валенках зимой гуляю

Не берут меня года.

Хорошо гармонь играет

Душу рвет на части,

Я как валенки куплю

Забуду все несчастья.

Буду в валенках плясать

Это очень просто

Буду, девочки, гулять

Лет до девяносто.

Президент Медведев Дмитрий

Поступает очень хитро:

Летом туфли обувает —

Зимой в валенках шагает!

Музей «Русские валенки» в Москве

Музей открыл свои двери в декабре 2001 года, подарив своим первым посетителям по-русски разудалый праздник. Встречал гостей бурый медведь, танцевавший с валенками в лапах. Артисты фольклорного коллектива веселили народ частушками и вовлекали в весёлый хоровод.

Посетив музей можно узнать абсолютно всю историю валенок, технологию их производства, познакомиться с ведущими (современными и уже ушедшими в историю) фабриками, производящими валенки. В экспозиции музея представлены лучшие образцы валенок, начиная с самых простых, в которых ходили крестьяне и высшее сословие прошлых веков, заканчивая самыми современными «произведениями валяного искусства».

При всё возрастающем интересе людей к своей национальной культуре, благодаря разнообразной деятельности, музей приобрёл популярность. Ежедневно музей посещают от 10 до 120 чел. Проводится до 30 экскурсий в месяц.

«Русские валенки» – это музей, в котором можно и нужно трогать экспонаты. Здесь можно даже купить заготовку и самостоятельно сделать сувенирный валенок.

Ежегодно музей участвует в фестивале «Покупайте Российское» на ВВЦ, в празднике «Валенки на снегу» на Рублёвке, в «Ярмарке ремёсел» в Измайловском кремле.

С 2007 года музей является членом Международного Союза музеев ICOM.

Адрес музея: г. Москва, 2-ой Кожевнический пер.

Музей «Русские валенки» в Мышкине

Музей валенок открылся в небольшом приволжском городке Мышкин в 2000 году (Ярославская область), после того, как здесь впервые была проведена выставка-продажа «Русские валенки». Выставка-продажа, проведенная в День Города как часть празднования, имела большой успех у жителей и гостей Мышкина.

Валенки в городе Мышкин делают на протяжении столетий и бережно хранят традиции производства этой обуви, не стремясь сделать ее максимально дешевой в ущерб качеству. Настоящий, исконно «мышкинский» валенок должен быть серого цвета, так как производится из шерсти овцы определенной породы. Серых романовских овец разводят здесь уже очень долго, их шерсть – теплая, густая – идеально подходящее сырье для валенок. Технология производства валенок практически не изменилась за всю свою историю – валенок буквально лепится из шерсти как из глины. Большая часть процесса требует ручного труда.

Среди экспонатов музея есть не только серые мышкинские валенки. Здесь найдутся валенки всех цветов, созданные в разнообразных стилях. Многие валенки украшены вышивкой, тесьмой, мехом – над некоторыми работали профессиональные дизайнеры. Имеются «модные модели» со шнуровкой или на платформе, а также валенки-коньки. Высота голенища также может быть самой разной. Есть валенки-игрушки с носами, глазками и ушами. При этом практически каждая пара валенок, представленных в музее, вполне пригодна для носки снежной морозной зимой.

Самый старый выставленный в музее валенок сделали еще в конце XIX века, и он отлично сохранился. Этот древний экземпляр лишний раз доказывает, что валенки – не только теплая, но и практичная прочная обувь. Конечно, для условий города валенки не очень подходят. В основном из-за агрессивных химических веществ, которыми посыпают и поливают городские дороги зимой. Но для зимних поездок за город валенки – идеальный вариант обуви.

В музее «Русские валенки» можно не только с удовольствием рассмотреть все экспонаты и узнать об их истории, технологии изготовления, но и купить пару для себя или своих близких, а также получить рекомендации по носке и хранению этой уникальной обуви. Гости музея довольно часто приобретают понравившиеся экспонаты, поэтому выставка постоянно меняется, обновляется.

Приложение 3

Уход за валенками

Валенки в различных цветовых гаммах. Черные, серые, белые.


Не зависимо от цвета валенок, за ними необходимо периодически ухаживать. Валенки нельзя мыть, рекомендуется чистить их щеткой или протирать влажной тряпочкой. Если валенки промокли, их нельзя сушить на печке или батарее, они закаменеют и потеряют форму. Оптимальная температура для сушки валенок – комнатная. Так же желательно не использовать валенки во влажную погоду.

Хранение валенок

Перед хранением валенки необходимо очистить от грязи и высушить. Хранить валенки следует в полиэтиленовом пакете, предварительно обработав их средством от моли (например Дихлофос) и дополнительно положив в него средство от моли. Моль может нанести серьезный ущерб валеной обуви, поэтому летом валенки нужно периодически осматривать и выкладывать на солнце.

Интересные факты про валенки

Обычно валенки делают из овечьей шерсти. Но бывают козьи, верблюжьи и даже собачьи валенки.

На изготовление одной пары уходит в зависимости от размера от 4 до 7 килограммов шерсти.

Среди валенок есть свои рекордсмены. На место в Книге рекордов Гиннесса претендуют два валенка-гиганта. Один, 120-го размера, высотой 157 см и весом 7,5 кг, был сделан в селе Кубенском под Вологдой. Другой, еще громаднее, сваляли в Семипалатинске. Его высота — 178 см, вес — 16,5 кг, а размерчик как раз впору Гулливеру — 146-й!

В свое время огромные валенки смастерили по спецзаказу для Олега Попова — клоун запрыгивал в них во время трюка.

Чемпионаты по метанию валенок уже несколько лет проходят в Пятигорске и в Сыктывкаре. Как говорят участники, главное в валенкометании не сила броска, а точность прицела, ведь валенок в силу своих специфических аэродинамических свойств часто капризничает и летит не по заданной траектории.

В 2002 году модельер Джанфранко Ферре создал специальную коллекцию валенок. А на зимней Олимпиаде — 2002 в Солт-Лейк-Сити российская сборная была патриотично обута в валенки с галошами.

В Иркутске вручается ежегодная журналистская премия «Золотой валенок» — за самые исключительные промахи и ляпы.

Всего в год в России производят около 4,5 миллионов пар валяной обуви. Крупнейшие производители на сегодняшний день:

· Кукморский валяльно-войлочный комбинат — 800—900 тыс. пар.

· Ярославская фабрика валяной обуви — 550—600 тыс. пар.

    Валенки — основная спецодежда газовиков, нефтяников, железнодорожников. Возрождается спрос на валенки и в центральном регионе — Москва, Санкт-Петербург, в туристических центрах. Валенки незаменимы при зимнем отдыхе на природе. Существуют верблюжьи валенки. Изготавливаются вручную на заказ, время изготовления одной пары — 7 дней. Исполняются в стандартном, двойном(дополнительный внутренний суконный чулок) и домашнем (короткие и тонкие) вариантах. От обычных фабричных валенок визуально отличаются своей пушистостью, их даже рекомендуют расчесывать для придания красоты. Отличия от традиционных валенок из овечьей шерсти, произведенных ручным способом, исключительно в оригинальном внешнем виде и целевой аудитории. Важно знать, что размер валенка указан в сантиметрах. Легко выяснить нужный размер следующим способом: взять линейку, замерять стопу и прибавить к результату 2 (запас на усадку). Также общепринятым является способ перевода из штрих-массового (европейской системы) размера в метрические (размеры валенок) путем прибавления числа 13 к размеру валенка. Этот способ применим для женских и мужских валенок и уже учитывает запас на усадку.

Источник

Анекдоты про валенки

Давно это было, конец 80-х. Сибирская зима (важно). Брат уехал в командировку, а на жену его сосулька упала, положили в больницу. Их дети, племянники погодки, остались на бабушке. Стала она их в сад возить, а раньше то на троллейбусе утром пипец просто. Вот собирает она их обоих утром в сад: несколько штанов, несколько кофт, валенки, шубы. Наконец, рукавицы, все. Сама оделась, и тут младший заявляет: «я обкакался». Бабка все снимает с него, моет, опять одевает. А в сад опаздывать нельзя, иначе не возьмут. Пришлось ехать на такси. на следующий день опять собираются, опять все уже одеты, и тут старший выдаёт: «Олежка, сри в штаны, опять на такси поедем». Олежка не долго думая насрал. Бабка все снимает с него, моет, опять одевает. Едут на такси. На следующий день бабка обоих посадила на горшки, и, пока не погадили, не встали. Поехали на троллейбусе.

В детстве я мечтала уйти жить к бомжам. Не знаю откуда взялось это дикое желание, но казалось, что их жизнь гораздо интереснее. И вот, после очередной моей пакости, мама вытолкнула меня на лестничную площадку со словами «Иди к своим бомжам, пусть они тебя воспитывают». Далее с её слов:
«Закрыла дверь в ожидании истерики, слёз. Спустя минуту стук в дверь, думаю наконец-то услышу извинения и обещаний больше себя так не вести. Открываю дверь и получаю гневное ВАЛЕНКИ МОИ ОТДАЙ»
P.S Было лето.

«Я, конечно, понимаю, что вы городские, все дела. Но, чтоб левый валенок от правого не отличать — это уже слишком!»

Зимний лыжный поход. Группа детская, первый раз в таком крутом походе. Набрели они в лесу на избушку и решили там заночевать. Всех детей в избе уложили, места мало было, и руководители легли в палатке рядом, сказав детям, что если кому ночью по нужде на улицу захочется, то валенки — в углу. Наутро валенки были полные!

Если вы мечтаете зимой носить новые валенки, пора уже сейчас прекратить стирать и снимать с ног носки.

почему мой комп не переходит на зимнее время?
положи перед монитором валенок, он забыл

— Эй ты, придурок! — кричит водитель самосвала прохожему. — Ты чего в ластах по снегу шлепаешь?
— Ты сам придурок! Пока ты их не переехал, это были валенки.

Сходил на охоту, настрелял ежей — жене на воротник, теще на стельки для валенок.

Встречаются в Тихом Океане русская подводная лодка и американский военный корабль.На подлодке паника: «Кто бросил валенок на пульт?»
С американского корабля: «У нас в Америке такого нет».
— Да нет больше вашей Америки! Кто бросил валенок на пульт?

Зима. Ферма в глухом селе. Баба вяжет носки, еe мужик
читает Спид-Инфо и вдруг изрекает:
— Из всех живых существ только у человека особь женского пола
может испытывать оргазм!
Баба (игриво):
— А ты проверял?
Мужик, почесав затылок, надевает валенки, полушубок и идет во двор. Вскоре возвращается со словами:
— Корова и кобыла — точно не испытывают, но свинья так похрюкивала и повизгивала, что я уж засомневался!

Две женщины спорят: как определить размер мужского члена, не видя его. Одна говорит:
— Чем больше нос — тем больше член. Вторая говорит:
— Нет, чем больше размер ноги — тем больше, это я тебе точно говорю! Приежает та, первая, в деревню и видит
деда в огромных лаптях.
— Вау! дед, пойдем на сеновал.
— Вау! молодуха, ну пойдем. Поднимаются, женщина встает раком, а у деда
не стоит. Что делать? Ну он ей рукоятку от граблей и засунул по самое ни хочу. Женщина:
— Эй, дед, тебе валенки не жмут?

Зима. Ферма в глухом селе. Баба вяжет носки, ейный мужик читает Спид-Инфо и вдруг изрекает:
— Из всех живых существ только у человека особь женского пола может испытывать оргазм!
Баба (игриво):
— А ты проверял?
Мужик, почесав затылок, надевает валенки, полушубок и идет во двор. Вскоре возвращается со словами:
— Корова и кобыла — точно не испытывают, но свинья так похрюкивала и повизгивала, что я уж засомневался!

Идёт мужик по улице,а за ним big crocodile, весьма противный и ноет:
— Да, чувак, тебе хорошо, вон какие ноги себе отрастил. А у меня лапы маленькие, я себе об этот
fu$$n roud всё брюхо, блин, разодрал. Сделай что-нибудь. Давай, хоть на троллейбусе поедем, что ли?
Мужик молча подходит к остановке, залазит в троллейбус. Crocodile за ним, едут. Тот опять ноет:
— Не, ты чё блин, в натуре гоблин? People набился, на хвост наступили, портянками воняет, меня
сейчас стошнит тебе на валенки, хочешь? Погнали на TAXI!
Мужик выщемился из троллейбуса, ловит мотор, запихивает туда big crocodile, садится впереди,
едут. Сзади монотонный такой speach:
— Не, блин, всё равно щас блевану, укачало. Сиденья испохаблю, водилу. Пошли, наверное, пёхом, а
то не рассчитаемся.
Мужик спокоен, как дохлый лев. Вылазит из такси, земноводное за ним, зубами за валенок,
напрашивается:
— Не, ну ты чё, блин, так рванул? Хочешь меня в этом страшном world`е одного бросить, чтобы я тут
склеился? Die, you must die, ё-моё, так сказать? Возьми на руки, please, и идём домой.
Мужик подходит к ларьку, покупает бутылку водки, поворачивается к крокодилу:
— Достал ты меня в натуре, блин, чувак! Не затыкаешься по хорошему, щас опохмелюсь, и ты
сгинешь!

Утренний разговор двух новых русских.
— Ты зачем вчера в баре арабу три «лимона» дал и просил, чтобы он тебе из Арабии валенки привез?
— Да-а-а, погуляли.

Источник

Прикольные статусы про валенки

Бабушка с внучком обходят базар. Внучек канючит:
— Ба-а-абушка, купи валенки. Ну ба-а-абушка! На что бабуля ему резонно отвечает:
— Пошто тебе валенки, внучек. Ты ж еще коньки не сносил.

— Эй ты, придурок! — кричит водитель самосвала прохожему. — Ты чего в ластах по
снегу шлепаешь?
— Ты сам придурок! Пока ты их не переехал, это были валенки.

По дороге идет мужик и едет КамАЗ.Водитель останавливается и спрашивает
— Эй, мужик, а ты что зимой в ластах ходишь?
— Да это валенки были, пока ты не проехал!

Учителька спрашивает у детей, где могут применяться перья и пух птиц. Вызывает
Вовочку к доске — он молчит. Она начинает задавать наводящие вопросы:
— На чем ты спишь?
— На полу.
— А под голову чего кладешь?
— Валенок.
— Ну а папа с мамой где спят?
— На полу.
— А под голову чего кладут?
— Валенки.
— Ну а бабушка на чем спит?
— На печке.
— А под голову что кладет?
— Наволочку.
— Ну а в наволочке что у нее?
— Как что — ВАЛЕНОК!

Утренний разговор двух новых русских.
— Ты зачем вчера в баре арабу три «лимона» дал и просил, чтобы он тебе
с родины валенки привез?
— Да-а-а, погуляли.

На автобусной остановке стоят трое. Один — в туфлях,
легком пальто и в шляпе, другой — в сапогах, зимнем пальто, а
третий — в тулупе, на ногах валенки.
Тот, что в туфлях, машет руками и притоптывает ногами:
— Ну и мороз! Градусов сорок, верно.
— Сорок не сорок,- говорит тот, что в сапогах,- а двадцать
пять будет.
Мужик в тулупе улыбается:
— Да будет вам! Не больше десяти градусов!

Утренний разговор двух новых русских.
— Ты зачем вчера в баре арабу три «лимона» дал и просил,
чтобы он тебе из Арабии валенки привез?
— Да-а-а,погуляли.

В школе.
— Вовочка, как используют куриный пух?
— Не знаю.
— Ну а на чем ты спишь?
— На полу.
— А на что голову кладешь?
— На валенок.
— А на чем родители опят?
— На полу.
— А на что головы кладут?
— На валенки.
— А на чем бабушка спит?
— На печке.
— А на что голову кладет?
— На подушку.
— Ну а в подушке-то, чем пух?
— А в подушке валенок.

Паpк. Падает мягкий снег. Hа скамейке сидит маленькая девочка и палочкой
воpошит снежок. Мимо пpоходит подвыпивший мужик.
— Девочка, а как тебя зовут ?
Девочка молчит.
— Девочка, а почему ты такая гpустная ?
Девочка молчит.
— Девочка, а какое сейчас вpемя года ?
— ЛЕТО !
— Какое же это лето ? Hа улице снег, я в шапке, в пальто. Разве это лето ?
— ЛЕТО ! — отвечает девочка.
— Ты в вязаной шапочке, метет метель, дует северный ветер, на тебе валенки,
шубка и шарфик, ну какое же это лето .

Учительница:
— Вовочка, расскажи как используют куриный пух и перья.
— Не знаю.
— Ну как же, Вовочка ! Вот на чем ты спишь ?!
— На полу.
— . А под голову что кладешь ?
— Валенок.
— . А родители на чем спят ?!
— На полу.
— А под головы что кладут ?
— Валенки.
— О, господи . А бабушка на чем спит ?
— На печке.
— А под голову что кладет ?
— Подушку.
— Ну вот ! А в подушке то что ?!
— Валенок.

По дороге идет мужик и едет КамАЗ. Водитель останавливается и спрашивает
— Эй, мужик, а ты че зимой в ластах ходишь ?
— Да это валенки были, пока ты не проехал !

— Эй ты, придурок! — кричит водитель самосвала прохожему. — Ты что по снегу в
ластах шлепаешь?
— Ты сам придурок! Пока ты их не переехал, это были валенки.

Гуляет Владимиp Ильич по Гоpкам. Hавстpечу ему идет мальчик и
плачет. Пожалел Ленин мальчика и спpашивает:
— Мальчик, чего ты плачешь?
— Была у меня, дядя, копеечка, так я ее потеpял.
Втоpой pаз пожалел Ленин мальчика:
— Hу вот тебе копеечка! — и дал монетку pебенку.
А мальчик пуще пpежнего плачет!
— А тепеpь почему, мальчик, плачешь?
— Если б я ту копеечку не потеpял, было бы у меня две копеечки.
Рассеpдился Владимиp Ильич на мальчика и отнял у него копеечку.
А заодно и шапку, и шаpфик, и тулупчик, и валенки.

20 ошибок Гитлера:
1. Поменял имя с привлекательного “Шикельгрубер” на занудное
“Гитлер”.
2. Оставил усики. Нет, чтобы отрастить дружелюбную бороду а-ля
Линкольн и повысить доверие к себе со стороны населения.
3. Выбрал свастику в качестве партийного символа вместо,
например, маргаритки.
4. Выбрал Гебельса вместо Марлен Дитрих для популяризации
нацизма.
5. Выбрал в качестве партийного лозунга «Deutschland Uber Alles»
(Германия Превыше Всего) вместо “Давайте Все Там Будем”.
6. Называл Сталина “эта старая, жирная грузинская задница”.
7. Так и не устранил шепелявость.
8. Плохой парик.
9. Упорно отказывался от пластической операции по уменьшению
ноздрей.
10. Засыпал во время заседаний Генерального штаба.
11. Выбрал Италию в качестве союзника.
12. Подкалывался к Элеоноре Рузвельт во время Олимпийских игр
в 1936 году.
13. Заявил Эйнштейну, что у того дурацкое имя.
14. Восхищался стратегией Наполеона.
15. Увлечение кислой капустой с фасолью привело к тому, что
члены Генерального штаба постоянно избегали встречи с ним.
16. Слишком долго кормился грудным молоком.
17. Не сумел договорится с Финляндией насчет операции
“Танки-за- Валенки” перед тем, как напасть на Советский Союз.
18. Высморкался на карту “Операция Барбаросса” вызвав тем
самым неподготовленную атаку на СССР.
19. Гитлера часто принимали за Чарли Чаплина(из-за усиков).
Когда он пригрозил, что окупирует Польшу все ждали на
“изюминку”.
20. Тем, что вообще родился.

Зима. Ферма в глухом селе. Баба вяжет носки, ейный мужик
читает Спид-Инфо и вдруг изрекает:
— Из всех живых существ только у человека особь женского пола
может испытывать оргазм!
Баба (игриво):
— А ты проверял?
Мужик, почесав затылок, надевает валенки, полушубок и идет
во двор. Вскоре возвращается со словами:
— Корова и кобыла — точно не испытывают, но свинья так похрюкивала
и повизгивала, что я уж засомневался!

Купил чукча в Москве сексуальное женское белье, приехал домой,
примерил на жену и делится впечатлением с друзьями:
— Возбуждает, однако, все через него видать: и кожух, и валенки.
К Р А М .

Сидят в баре прапорщик и его друг — из гражданских. Видя, что друг
пользуется большим успехом у девушек, прапор спрашивает его:
— Как это тебе удается так легко девчонок кадрить? Я тоже так хочу.
— Нет ничего проще: берешь ключи от «Мерседеса» и кладешь их рядом с
собой на стол — все девушки твои будут. Да, и еще: приходить в бар
лучше все же в гражданской одежде, сейчас ведь уже не те времена,
что раньше, сам понимаешь…
На следующий день они снова встречаются в баре. Прапор недоумевает:
— Я все сделал так, как ты сказал: взял ключи от мерса, положил их на
стол перед собой — а результата нет. И военную форму, как видишь, я
дома оставил.
— Ну, это, конечно, правильно, но только валенки и телогрейка — это тоже
не лучший вариант.

Новости конституционной реформы.

Президент Путин утвердил форму одежды для губернаторов: валенки, ватные
штаны, телогрейка. На груди — бляха с номером возглавляемого региона, на
голове — шапка-ушанка, одно ухо которой должно быть отогнуто наружу. В
руках губернаторы должны носить символы губернаторской власти: в южных
регионах — метла, в северных — деревянная лопата для снега.

Выступление Президента России В. В. Путина в связи с событиями в
Киргизии: «Я официально заявляю, что события в братской нам Киргизии,
это не что иное как проплаченная акция, за спиной у России.
Направленная, в первую очередь, против братского всем российского
народа. Более того, по достоверным сведениям, в этом крупном
государстве Центральной Азии, скоро должны появится тюбетейки и валенки
производства США, что недвухсмысленно дает нам всем понять кто за этим
стоит. «
http://censor.net.ua/

При покупке нового «Пежо», зимний комплект (шапка, валенки, варежки) в
подарок.

Выступление Президента России В. В. Путина в связи с событиями в
Киргизии: «Я официально заявляю, что события в братской нам Киргизии,
это не что иное как проплаченная акция, за спиной у России.
Направленная, в первую очередь, против братского всем российского
народа. Более того, по достоверным сведениям, в этом крупном
государстве Центральной Азии, скоро должны появится тюбетейки и валенки
производства США, что недвухсмысленно дает нам всем понять кто за этим
стоит. «

Нассал под кресло. Хорошо!

Скучно. Вспомнил бурную молодость. Сидел я как-то на столе, жрал лапой
сгущенку из банки. Пришли Эти и давай орать. Ну я же не дурак, опустил
лапу в банку сколько влезла, и на трех костях — за холодильник. Эти
орали еще дня три. Был очень горд .

Сегодня все лень. Ссать — лень. Жрать — не могу больше. Сижу тихо,
дремлю. Эти нервничают, озираются по сторонам, дрожат и ждут подвоха .

Какие ж у Этих миски неудобные. Пытался сожрать кусок мяса, так пока
лапой не зацепил — ни хрена не получалось. Нет бы взять приличные миски
и жрать на полу. Ур-р-роды.

Нассал под кресло. Хорошо !

С утра проводил инспекцию дома. Заблудился в пододеяльнике. Едва
выбрался. Уроды двулапые. Понатащут в дом всякой дряни — а я страдай.
Вынашиваю план мести .

Придумал. Воплотил. Сожрал какую-то дрянь со стола — варенье, что ли, —
влез в шкаф и долго, смачно блевал на свежевыстиранное, но еще не
глаженное белье_. Эта будет визжать, пока не перейдет в ультразвук .

Угадал. Эта визжала так, что во всем квартале лампочки потрескались. Но
жрать дала .

Эта новую моду завела. Жрать мне кладет по полпакетика всего. А то [ой,
котик, ты по целому не съедаешь, наверное, есть не хочешь]. Дура! Я не
не съедаю, я на потом оставляю! Она же мне не раз в пять минут в миску
что-нибудь подкладывает. Эти как свалят на целый день — и все! А жрать
хочется. Вот и приходится оставлять немного, вроде как в заначке. Ссать
не буду, а то под кресло ничего не останется. Пойду лоток разрою — все
равно на сегодня толку от него больше никакого.

Читайте также:  Ботинки meindl desert fox

Нассал под кресло. Хо-ро-шо !

С утра был великолепен. Эта выходит в коридор — и я давай еt сумку
закапывать. Типа нассал, ага. Она верещала так, что все вороны в
Сокольническом парке с веток попадали. Ну я под диван — шмыг. Ржал
долго. Я ж не нассал, я так — напугать только. Повелась, повелась .

За ужином Этого кусал за нижнюю лапу. Сильно кусал за голую нижнюю лапу.
Реакции ноль. Стал кусать, а потом делать такое Буээ! — ну, типа, блюю я
от него. Этот как заорал! Заныкался под ванную. Ржу. Придется посидеть
под ванной, пока Этот не ляжет спать.

Сидел под ванной. Выждал, пока Эти ушли. Нассал под кресло. Нассал под
торшер. Нассал под второе кресло. Хорошо !

Бродил по дому в поисках вещей, к которым до сих пор не приложил лапу.
Не нашел ни одной. Озадачен .

У меня в сортире коврик есть. Эти его стелили, чтобы красиво было, ага.
На самом деле на него гадить удобно. Или наполнитель разбрасывать. Если
раскидать грамотно, то адской машине под названием (пылесос) работы не
меньше, чем на полчаса. А если зассать так, как я умею, то коврик будут
стирать и потом сушить с неделю. Эти через какое-то время догадались,
что коврик им чаще геморрой приносит, чем красоту. И перестали его
класть в сортир. Но Эти тупые, как валенки. Они не догадались, что такой
же коврик лежит в ванной! Изгадил весь. Полностью. То есть совсем. Эта
орала так, что у тараканов в соседнем доме барабанные перепонки
полопались. Тут же кинулась звонить Этому по телефону: «Ой, котик такое
сделал, такое. » А мне что? Мне хорошо, я под ванной сижу, меня там не
то, что рукой — шваброй новой не достать .

Выкрался из-под ванной. Нассал под кресло. Хорошо !

Был неотразим. С утра будил Этих. Они, гады, не вставали. Скакал, как
юный антилоп, топал, как стадо бизонов, орал, как раненая пантера. Хоть
бы хны. Даже ухом не вели. Пробовал просто вопить — дрыхнут, гады. Кусал
за нижние лапы — не реагируют. Но я ж умный, ага. Влез под одеяло и
холодным мокрым носом этой в пузо — швак! Забегала как миленькая. Вот
чего только орет — не понятно.

Нассал под кресло. Хорошо, ага.

«Он снял свои шерстяные носки и _поставил_ их в угол. «

Вот так были изобретены валенки.

Если пара не может обойтись друг без друга всю жизнь, то они ботинки, ну
иногда валенки.

Если хочешь быть большим
Среди самых маленьких-
Пришивай на Новый год
Каблуки на валенки.

Терпеть не мог он валенки …

Когда был Дима маленьким,
Зимой всех удивлял:
Терпеть не мог он валенки, —
В «кроссовках» щеголял.

По моде переплюнуть
Не смог его никто:
В морозы очень злые
Не одевал пальто,

Не одевал кальсоны, —
Форсил он голышом …
Чего-то отморозил , —
Остался малышом!

Он в те года застойные
О Власти не мечтал …
Но мама приказала, —
Юристом малыш стал!

Все делал по закону,
Не задирая нос …
За этим делом в Питере, —
Его заметил босс.

Усердие юриста
Сумел босс оценить:
Назначил главным сторожем, —
Корону сторожить!

Пост совсем не маленький …
Уверен малыш в том:
— Носил бы зимой валенки, —
Я смог бы стать … царем!

Если позволяет возраст и отсутствие мозгов, то почему бы и нет?
В этот раз отсутствие мозгов натолкнуло нас на одну прекрасную и весьма
талантливую пакость.

… Во дворе дома рабочие варили гудрон. Бочки дымились, рабочие
матерились, черное месиво булькало и все это вместе создавала такую
романтическую атмосферу, что мы, мелкие пацаны ну никак не могли пройти
мимо.

— Дядя, а дай нам немного гудрона? – два уличных хлопца с ведром стояли
перед прорабом, который, только что пообедав и приняв на грудь, был в
весьма прекрасном расположении души. Одним из этих хлопцев с ведром был
я.

Дядя доброжелательно оглядел нас, сказал что-то типа да йтытьблнахбись
оно в рот, берите, жалко что ли, нах? И отлил полведра черного,
горячего месива.
Мы поначалу собирались его залить в разные формы и понаделать всяческого
интересного, но сосед, существо никогда не трезвое и поэтому регулярно
битое женой, встретившись нам на пути буркнул что-то типа «опять что-то
сперли, бандиты малолетние», и тем самым предрешил свое ближайшее
будущее.

Нам стало резко обидно, тем более, что в этот раз мы ничего не сперли, а
очень даже честно выпросили. Фактурные изделия из гудрона отошли на
второй план, а на передний вылез вопрос – как напакостить соседу за его
слова несправедливые, ранящие трепетные детские души?

То, что нас опасались почти все взрослые соседи, никоим образом не
говорит о пробелах в воспитании и огрубевшей духовности. А вот сосед
этот нас не опасался. Он был смелым и глупым, этот сосед.

На повестке дня резко обозначился вопрос, как наказать соседа, чтобы
впредь он не говорил про нас всякости несправедливые и порочащие.

Предложение залить гудроном замочную скважину было отметено ввиду его
неэстетичности. Также не было принято во внимание предложение нассать на
коврик перед дверью. Во-первых, писать мы не хотели, а во-вторых хорошо
помнили, как за этим делом заловили пацана с нашего двора. Сначала его
воспитывала предполагаемая жертва в виде шарообразной тетки, потом его
воспитывал папа лично, потом его папу воспитывала тетка, потом папа,
вдохновленный теткиными непедагогическими словами, опять воспитывал его,
потом все вместе дружно пошли к тетке и пацан собственноручно стирал
коврик в теткиной ванне. Потом пацан пошел домой, а папа остался. Потом
пришла с работы мама и с виртуозностью средневекового иезуита выпытала
все события дня минувшего. Потом он вместе с мамой пошел показывать
квартиру, где писал на коврик. Но мама почему-то на коврик даже не
посмотрела. А посмотрела она взглядом тяжелым, как кузнечный молот на
дверь и сказала – «Иди сынок домой».
Что там было не знает никто, только испуганные соседи тихим шепотом
рассказывали друг другу, как мама катала шарообразную тетку по
лестничной площадке, и как папа, после теткиного самогона кривой как
ветка саксаула, скакал по подъезду в семейных трусах и кричал, что он де
тимуровец и помогает людям стирать обосанные хулиганами коврики.

В общем, вспомнив сию трагедию, мы отказались от такого мщения.
Мы зашли в подъезд, посмотрели на соседскую квартиру… Кто помнит,
раньше, когда все было плохо и застойно, обувь выставляли в коридор. Да,
все тогда было плохо, но обувь стояла. И никто ее не воровал. Хотя было
все плохо. Да.
В этот раз перед соседскими дверями стояли его валенки. Нам, тогда еще
мелким мальчишкам, эти валенки казались туннелями в вонючую преисподнюю.
Про вонючую я ни капельки не преувеличиваю. То, что сосед выставил свои
валенки за дверь, можно было определить по запаху еще с первого этажа.
Собаки, инстинктивно опасаясь сжечь свои обонятельные органы, боялись
заходить в подъезд. А летом к нам даже мухи не залетали по той же,
наверное, причине. Потому что у всех нормальных людей над дверью висела
подкова, а у соседа – валенки. То, что один раз он спрятал в них бутылку
водки, а валенки не выдержав упали на крашенную макушку его супруги, не
отвратило его от привычки развешивать вонючие войлочные произведения
искусства над дверью.

Но сейчас была зима, и два валенка, прижавшись друг к другу, дружно
пованивали стоя на посту около двери.

Не скажу, что идея пришла внезапно. До этого мы много всяких перебрали,
но остановились именно на этой.

На какое-то время валенки исчезли, а через час опять появились. С виду
все как было, так и осталось. Даже запах. Запах мазута, котором они были
испачканы снаружи и запах мертвых носков пополам с запахом мокрого
войлока изнутри.

Сосед как обычно пришел вечером, выписывая ногами такие кренделя, будто
тащил на себе не тело худосочное, а минимум вагон с арбузами.

— Ведро выкини! – раздалось от его двери и мы прильнули к глазку,
стараясь одновременно рассмотреть эффект. А эффект был! Не зря же мы,
проявляя чудеса художественной лепки, целый час лепили из податливого
гудрона к валенкам дополнительные десять сантиметров к носку, а потом,
выкинув из холодильника все полки, остужали это вонючее произведение
искусства. То, что валенки стали на десять сантиметров длиннее, сосед
вроде бы и не заметил, списав это на лишний самогон в теле. Это мы
поняли, когда он не сумев совладать с новым размером, навернулся еще на
подходе к лестнице. Кряхтение соседа, собирающего содержимое
рассыпавшегося ведра про «забористый самогон» и «нифига себе поужинал»
намекало на то, что к валенкам у него претензий не было. В щелку
приоткрытой двери мы смотрели как сосед, напоминая уже три раза
подорвавшегося сапера, ползает по лестничной площадке таща за собой
потяжелевшие валенки и ничего не подозревая. Выглядело все так: — увидя
очередную картошкину очистку, сосед, стоя на коленях, вытягивал вперед
руки, опирался на них, потом со стоном рожающей двойню подтягивал одну
ногу, секунду отдыхал, потом подтягивал вторую. Противостояние с
валенками, обретшими новую силу, давалось нелегко. Соседа становилось
жалко. Еще тревожило одно обстоятельство. В процессе перемещения тела и
подтягивания ног с валенками, последние шаркались вылепленными
гудронными носами об пол и немного деформировались. А мы их так
тщательно замазывали мазутом, который соскребли с этих же валенок! За
соседом оставались два черных следа и возникало впечатление, что он
резко ударил по тормозам и пошел юзом, оставляя следы шин.
Когда сосед встал и опустил глаза вниз… В общем ведро, упавшее из
ослабевших пальцев опять упало и немного разгрузилось на пол неопрятной
кучкой. Но соседу было пофиг, он с ужасом смотрел на кончики валенок,
которые после ползанья по полу теперь напоминали ласты моржа, правда не
такие пропорциональные, как у этого прекрасного животного. Мужик шлепал
губами, шевелил в воздухе грязными пальцами, будто плел невидимую
паутину и пытался найти логичное объяснение увиденному.

Логичного объяснения найдено не было. Это мы поняли, когда сосед
осторожно, будто его за яйца держит бешенная горилла, покинул валенки,
двумя пальцами поднял их и на вытянутых руках понес на помойку. Босиком.
На его лице блуждала… Не, не улыбка… Скорее выражение человека,
постигшего вселенскую мудрость, или открывшего источник вечной
молодости. С тех пор валенок перед его дверью не наблюдалось.

Подъезд задышал полной грудью.

В конце февраля мой хороший знакомый пригласил меня к себе на дачу на выходные. Свежий воздух, чистый белый снег, растопленная печка, картошечка из чугунка, квашеная капуста, соленые огурчики, ну и она родная, охлажденная в сугробе. Вообщем настоящий мужской отдых. Только говорит я буду не один, а с американским партнером с работы. Он в командировке и мне поручили развлекать его на выходные, вот мы и покажем ему настоящий рашен экзотик. Сказано сделано. Этот настоящий англосакс оказался парнем приличным, но только ужасно правильным и, как следствие, занудным. Да к тому же употреблял только вино в минимальных количествах. Вся деревенская обстановка его очень впечатлила. Как дитя урбанизации простые вещи (топор, валенки, самовар) воспринимал с детским восторгом и поросячьим визгом. Сели мы за стол, одна, вторая, третья рюмочка и разговоры плавно перетекли в область политики. Мы ему про американский империализм, он нам про тиранию сами знаете кого, мы ему — за что Ливию разбомбили совместно с пройдохой Саркози, он нам про нечестные выборы. И вдруг он заявляет «А знаете почему такая богатая страна Россия, а народ в ней так бедно живет?». Мы аж поперхнулись — такой скудоумный америкашка, а вот так запросто знает ответ на вековой вопрос русского человека. «Вы, русские, ничего не можете спрогнозировать на будущее. Вот завтра вы оба будете плохо себя чувствовать, так как выпили уже очень много водки, а я буду сидеть на крыльце и наслаждаться зимним солнцем и природой. Для меня выходные пройдут на пользу, а для вас это просто обычная пьянка.» Не стали мы с ним спорить и вскорости разошлись спать. Наступило утро. Американец проснулся раньше всех и расположился на крыльце с выражением полного счастья на лице. Когда мы вышли обозреть просторы родной природы, наши лица были не первой свежести. «Ну как здоровье?» — озабоченно спросил американец. «Либо ты принесешь не меньше двух литров пива, либо у тебя будет проблема как объяснить полиции про целых два трупа», — ответил мой товарищ. Американец побледнел. «Я готов. Не надо трупов. И полиции тоже не надо.» Итог дня: сельский магазин в двух километрах от нас. Ходил 2 раза, так как первый раз принес действительно только 2 литра пива. Убрался в доме. Лопатой расчистил снег на всех дорожках, правда зачем никто не понял. Умаялся сильно. А мы с другом весь день просидели на крыльце попивая пиво и размышляли о смысле жизни и что эти выходные нам запомнятся надолго. Естественно на обратной дороге за рулем авто был американец, а мы распевали песни и подтрунивали над нашим американским коллегой, который так замечательно может все спрогнозировать в этой непростой жизни.

Делаем подруге выкуп по «Звездным войнам». Думаем над костюмами.
— а Йоду мы как сделаем? Ушки на него наденем?
— а что, можно и ушки. Будет у нас кудрявый Йода ))
— когда был Йода маленький, с кудрявой головой, носил наверно валенки.
— и меч джедайский свой XD

Солнечным морозным деньком января 69-го года, по утоптанному проселочному тракту, что замысловато петлял в лесных окрестностях дачного Подмосковья, не спеша прогуливалась компания меру подвыпивших людей.

Во главе компании шел долговязый мужчина, одетый в модное пальто «джерси», ондатровую шапку и грубые валенки. За собой он тащил санки. В санках лежал шестимесячный младенец, укутанный в здоровенный шерстяной платок. Несмотря на платок, младенец умудрялся беспокойно ворочаться в санках. Поерзав, он распахивал глаза и пытливо исследовал ими бытие, хлопая длинными ресницами. Рот младенца украшала исполинских размеров соска.

Долговязый говорил громко и много. Спутники, человек пять-шесть, напротив, предпочитали слушать, периодически поддакивая.
Чувствовалось, что авторитет долговязого непререкаем.
Разговор шел о цыганах.

— Цыгане — феноменальный в своей ущербности народ. Родимое пятно цивилизации, — говорил долговязый. — Взять хотя бы их стремление к бродяжничеству. Сегодня генетики делает большие успехи. Уверен, что они найдут ген бродяжничества у цыган. Дайте только время.
Или эта любовь к золоту. Зубы, кольца и браслеты. Агностика. Даже если цыган одет в рубище, на его теле обязательно найдется золотой амулет. Не удивлюсь, если выяснится, что цыгане произошли от вороны. Все признаки, включая характер и внешность — налицо. А это шизоидная традиция жить кагалом? В смысле табором. Грязь, шум, антисанитария и прочие прелести. И еще они любят гадить и гадать. И ладно бы только на себе, или под себя.. Вы когда-нибудь бывали на площади у Киевского вокзала?

Речь долговязого неожиданно прервал младенец, громко и смачно сплюнувший соску в чистенький сугроб.
Долговязый остановился, невольно пропуская процессию вперед, сдул с соски искрящийся снег, немного согрел ее в руках и вернул младенцу в рот.

— Ну так вот, — продолжал оратор уже с позиции замыкающего, — что еще в кавычках положительного мы можем рассказать о цыганах? Их бесконечное пение под гитару. Причем семиструнную.
Противопоставляя свои семь струн классической испанской гитаре, цыгане даже в этом пустяке умудряются выглядеть замшелыми артефактами. Парадоксально находя поддержку в нашей загадочной русской душе. При этом саму мысль о генетической связи нас с цыганами я отметаю как
неуместную. Природа их феномена наверняка останется неразгаданной. Говорят, что они прямые родственники индусов. Для меня сие странно. Я, к примеру, бывал в Индии. Если сходство с цыганами у индусов и есть, то исключительно внешнее. По характеру и обычаям это принципиально иной народ. Вы когда-нибудь видели, чтобы цыгане почтенно относились к коровам? Или умели дрессировать кобру. Они, правда, способны укрощать лошадей. Которых только что украли. Конокрадство считается почтенным ремесло среди этой братии. Как и любое воровство.
Ладно бы просто воровство. Цыгане крадут детей. Похищенные цыганами дети никогда не возвращаются в родные семьи. Они становятся плоть от плоти цыганами, несмотря на иной генотип. Цыгане гадают, воруют, поют и кричат. Вы обращали внимание, как они орут и кричат? Такое впечатление, что они глухи от рождения.
Если мы слышим в городе крик — это значит, что цыгане наверняка что-то украли и орут на радостях..Или этот институт баронства.

Тут долговязый замолчал, услышав чей-то далекий крик, разносимый эхом по морозному воздуху.
Компания вместе с долговязым остановилась, обернувшись назад.
— О! — с удовлетворением констатировал долговязый, хлебнув из «мерзавчика» коньяку.
— Не иначе как цыган нажрался и веселится от переизбытка чувств.
В следующее мгновение взгляд оратора упал на санки. Санки были пусты.
Они были решительно пусты. Без признаков наличия в них младенца.
Долговязый выронил четвертинку из рук и зашатался.

Между тем, по проселочной дороге в сторону группы людей бежал человек и что-то кричал. Бежал он неловко — руки были заняты младенцем, завернутым в платок.

Долговязый, смахивая слезы радости, долго тряс руку человека, нашедшего его дочь в сугробе и настаивал на немедленном присоединении к компании с последующим обедом.
— Ничего особенного! — уговаривал он. — Затопим камин, поедим горячего, хлопнем по «150», споем под гитару. У меня неплохо получаются романсы..

Наконец Николай (так звали спасителя младенца) согласился, и вся компания пошла в сторону дачи долговязого.

Там все случилось, как и было обещано: «горячее», «по 150» и романсы под гитару.
Только пел их не долговязый, а тот самый Николай.
Николай Алексеевич Сличенко.
В те годы — актер, сегодня — руководитель цыганского театра «Ромэн».

P.S. Историю про спасенную цыганом дочь — мою жену, мне поведал тесть. Несмотря на почтенный возраст, он все такой же долговязый и не дурак откушать коньяку.

История про садик навеяла.
Жена раньше меня уезжала на работу, поэтому ребёнка отводил я.
Утром собираемся, время поджимает, а тут ещё пописать, покакать и т.д.
Короче помог одеться, всё застегнул, так сказать упаковал перед походом.
Зима на улице -30.
Выходим из дома — ребёнок упирается.
Начинаю уговаривать — он в слёзы.
Ничего не понимаю, раньше такого не было.
И вдруг сквозь слёзы — «ПАПА! А ВАЛЕНКИ. «

Если вы мечтаете зимой носить новые валенки, пора уже сейчас прекратить стирать и снимать с ног носки.

15 лет: Какая ещё горка?! Я слишком взрослая! Надену туфли и в клуб!
30 лет: Валенки, варежки, горка! Уууееехххоооууу!

Я продавец обуви. Не шучу, так и есть, валенки продаю, кто-то же должен.
В этом году у нас в Тюмени зимы толком и не было, дожди даже в декабре шли. Соответственно все продажи рухнули в говно, не бизнес, а пятьдесят оттенков коричневого.

А офис у нас на базе, где внизу под нами с торца чьи-то склады. И тем обиднее нам было всю зиму слушать, как кладовщики там грузчикам орут:

— Зимние грузи, зимние.

Вот же думаем прёт у кого-то сезонный бизнес и ничего на них не влияет. На улице чуть ли не плюс стоит, а они всё:

И вот шеф не выдержал — иди, говорит, разведай, каким они так товаром торгуют, что спрос всегда есть.
Ну, я и пошёл. Смотрю, «Газель» стоит, загружается. Подхожу, у водилы спрашиваю — что вы, мол, такое зимнее продаёте-то?

Тот и объяснил. Оказалось, фирма эта бытовой химией торгует, да хозтоварами. И у них в ассортименте помимо всего прочего прокладки есть женские. Причём два вида — одни обычные, классические, а другие такие поплотнее, толстенькие.

Вот их-то, как выяснилось, они и называют «зимние»..

Некоторые читатели воспримут эту историю как фарс и стёб, но поверьте — так и было.
А не поверить моему старому другу, эмвэдэшнику в запасе Тарасу Юрьевичу, к которому я как-то зашёл на ведёрко кефира, просто нельзя. Расположившись на кухне за столом у старой доброй батареи, нагретой волшебниками ЖКХ по случаю наступления зимы, мы предались распитию кисломолочного продукта и просмотру программы Время, в которой тандем карликов в целях рекламы предвыборной компании косил на комбайнах кукурузу. Изрядно захмелевший после третьего стакана Тарас Юрьевич вдруг вскочил со своего места, посмотрел на меня осоловевшими глазами и заговорщицким голосом произнёс:
— А был я, Винстон, в ваших северных краях, был, понимаешь?! Только ты об этом никому, тсссс, это была операция под грифом «совершенно секретно»!
От неожиданности я чуть не уронил ведро с кефиром. Дрожащими руками кое-как налив ещё по стакану, моё тело растеклось по уютной табуретке, а мозг изготовился внимать х-файлы.
— Так вот, Винстон. — история Юрьевича водопадом Виктория полилась в мои ухи.
. К нам в Центр поступила информация о том, что на берегах Колымы какая-то сволочь вытаптывает посевы морозостойкой кукурузы и меня срочно направили на поимку негодяя. Прибыв в Магаданскую область первым ледоколом, я не медля ни минуты выдвинулся на лыжах в район дислокации кукурузы для осмотра места преступления. Добравшись, стал ходить вдоль края посевов в целях обнаружения хоть каких-нибудь следов.Тем временем на плантацию быстро и неотвратимо опустилась долгая северо-восточная морозная ночь, пробиравшая до костного мозга. Вдруг, в 72 метрах от меня мой чёткий слух уловил шорох кукурузного листа. Мамонт!? Не! Негр! Голый босоногий негр. Из-за кукурузного ствола блеснула белозубая улыбка, ставя точку в догадках. Гнида черножопая, значит это ты пакостишь! И мамонтов тоже ты вытоптал — ведь куда-то они исчезли! Оттренированным до автоматизма движением, я выхватил из-за пазухи каменюку осколочного типа, прихваченную на всякий случай ещё в порту на большой земле, и метнул в сторону улыбки. Щит! — негр взвыл, выплёвывая зубы, и галопом унёсся в кукурузные джунгли. Я бросился в погоню, не отдавая себе отчёта в безрассудности сего действия. Уже через полчаса взмок, как лошадь на ипподроме, беготня на лыжах за африканским зайцем, петлявшим и путавшим следы — бесперспективное занятие.Мало того, я понял, что заблудился. Поднявшийся ветер заметал следы не только этого гада, но и мои, наводя тоску в размышления. Мороз крепчал, серебристый свет луны абсолютно не грел. Назойливые мохнатые комары покусывали сквозь валенки и ватники, усугубляя положение. Первый раз я жалел, что прогуливал астрономию и ОБЖ, ведь мог бы сейчас спокойно выйти из кукурузы по звёздам и мху, а так. Одинокая горькая слеза покатилась по щеке и замёрзла в щетине. Идти наобум без толку — не средняя полоса России ведь, тут на полградуса ошибёшься и всё, либо к белым медведям на обед выйдешь, либо к китайцам в плен, это вам не спирт бодяжить. Ещё нестерпимо чесалось левое яйцо. Говорят, к повышению в звании — мелькнуло в затухающем сознании, но лезть в ватники было уже лень, да и не к чему. И тут. «В Магадане полночь, в эфире Радио Шансон и программа «Только для вас». И у нас в студии первый дозвонившийся! Алло, это Сивый! Будьте так любезны, поставьте для сбежавших пацанов из пятого барака композицию группы Тату *Нас не догонят*. » Радио. Радио. Сознание резко вернулось, разогнав туман в голове. Теперь я знал, в каком направлении идти! И я рванул! Но буквально через 39 метров обо что-то зацепился лыжами и полетел кувырком. Да это же негр! Паскудник свернулся калачиком и сопел праведным сном, присыпавшись снежком, совсем рядом с тем местом, где я замерзал. Спеленав кантуженного ударом лыж паршивца резинкой от трусов, закинул его за плечи и двинулся на звуки радио. Спустя каких-то пару часов мы его уже были готовы допрашивать. Мы — это я и местный старый кагебэшник Юрий Тарасович. Допрашивать решили с пристрастием — напоив водкой. Дык эта падла, замахнув беленькой, икнула и выключилась, упав со стула. Пришлось отложить допрос до утра, с нескрываемым желанием устроить ему пытку похмельем. Уж апосля этой процедуры любой шпион точно прекращал любое сопротивление, сдавал все свои аэродромы и переходил на нашу сторону. Но ночью сельскохозяйственный вредитель умудрился сбежать, напугав до смерти чукотских пограничников, создавших по окончании службы секту «Свидетели. Просто свидетели», перескакать по льдинам пролив и в последствии сделать за океаном фантастическую политическую карьеру. В звании меня, кстати, повысили, а вот в награждении медалью «За спасение кукурузы» отказали.
Тарас Юрьевич замолчал, стеклянным взглядом уставившись в экран. По телевизору шёл сюжет о выступлении Барака Обамы в конгрессе США.
— Суууууука! — Юрьевич выдыхнул и опрокинул в себя стакан.

Читайте также:  Ботинки кеды для детей

Работал я после армии в лихие 90-е на стройке. Был и каменщиком, и монтажником, и стропальщиком, и плотником-бетонщиком. Короче не от скуки, а от нужды на все руки. Но не суть.
Как в старом анекдоте про армию, когда новобранцам выдали обмундирование на несколько размеров больше. После того как солдаты выразили своё недоумение по этому поводу, прапорщик на это ответил: Солдат должен наводить страх на врага одним своим видом!
Так же и у нас на стройке — роба была не очень по размеру. Видимо чтоб работа нас боялась. Так вот.
Дело было зимой. После рабочего дня валенки ставили на сушилку, чтоб за ночь просохли. Пришёл я утречком на работу, частично уже переоделся в рабочее, одел ватные штаны (на улице под -30), но ремнём не затянул пока. Пошёл к сушилке за валенками. Взял их, иду обратно к кабинке, несу их перед собой. И тут из одного валенка вылазит крысища, смотрит на меня, переваливается через край голяшки валенка и падает мне прямо в оттопыренные на животе ватники! Я замер от страха. Крыса тоже. Пошевелиться боюсь, засунуть туда руку и выбросить крысу тоже страшно: а вдруг за руку укусит. а вдруг не за руку?! Постоял я так некоторое время, которое мне показалось чуть ли не вечностью (причём крыса ТАМ не шевелилась). На самом деле прошло несколько секунд, за которые я успел покрыться холодным потом. Причём всю эту картину наблюдали несколько человек. Все замерли в тишине. И тут крыса вылазит из моих штанов переваливается через край, плюхается на пол и уползает не торопясь под сушилку. Минут несколько меня потряхивало, но потом поржали всей бригадой, мне полегчало. Когда мы пришли на обед в столовую, то поварихи сначала о чём-то похихикивали, а затем спросили: Игорь, а крыса у тебя там ничего не отгрызла? 🙂 Обошлось слава богу! Но страха натерпелся!

Ватник, валенки, матрешка,
Водка, колбаса, гармошка,
Хамство, мат и балалайка —
Кто на фото? Угадай-ка.

Когда был Ленин старенький
И лысиной блестел,
Он врос навечно в валенки
И мыться не хотел.

И когти стригли Ленину,
Держа его втроём,
Дзержинский с Бонч-Бруевичем
И Человек С Ружьём.

Историю эту мне рассказали товарищи «по силовой части».
Произошла она в начале 2000-х годов.

В подмосковье тихо жил мужик-инвалид. Работал в гараже, делал всякие вещи для хозяйства, которые потом через знакомых продавал на рынке. Жена работала на какой-то мелкой госдолжности типа нянечки в детском саду. Сын учился в институте в Москве, жил в общежитии и подрабатывал. Жизнь у этой семьи была тихой и невеселой — ибо денег постоянно не хватало да и квартира была однокомнатной, но люди держались и не унывали.
И вот однажды сын, решив встать на ноги и помочь родителям достойно встретить старость, вписался в интересный и высокодоходный бизнес. Настолько высокодоходный, что через пару месяцев купил себе машину, приоделся и каждую неделю привозил родителям гостинцы. Но на третий месяц дела резко сдулись, после чего кроме продажи машины у парня образовался конкретный должок перед ну очень серьезными дядями. Оные жаждали получить денежки любым доступным способом, включая продажу родительской жилплощади. Отец-инвалид, объединившись с сыном, навел справки и выяснил, что сынок попал в очень мудро устроенную аферу. Суть её раскрывать долго, но в результате сын оказался крайним и в случае невыплаты денежки над ним повисала серьезная и вполне реальная уголовная статья.
Знакомый участковый, сохранивший остатки человечности в наше непростое время, доходчиво объяснил, что за аферистами стоят дяди, которым не то что он, а начальник его начальника в главке честь отдает и дверку открывает. А посему вариантов с уголовным делом даже в теории нет.
Отец-инвалид, до этого никогда не пивший, заперся на кухне с бутылкой и всю ночь просидел один. С утра он набрал с домашнего кому-то, попросил передать что он звонил и остался дома.
Но никто не перезвонил. Мужик погрустнел, выпил ещё водки и впервые за много лет заплакал.
Пришедшая вечером жена не узнала мужа — он осунулся и постарел на глазах. Обняв его, она стала говорить, что главное — это то, что все живы и здоровы, что они могут уехать в деревню и жить там, пусть в нищите, зато в любви и согласии.
Но в этот момент в дверь позвонили. Жена открыла и увидела на пороге полноватого мужчину в шикарном костюме. Он протянул ей пакет с едой и бутылку, а затем бросился к инвалиду и обнял его. Инвалид плакал, говоря «Я думал, что ты не приедешь. «. » Как я мог забыть!» «За кого ты меня держишь?»
Сев за стол, инвалид честно рассказал приехавшему мужику все что случилось с его сыном за последние пару месяцев. Они просидели за столом всю ночь, а за стенкой не могла сомкнуть глаз жена. Она никогда не видела раньше этого человека — кроме дворовых знакомых, которым инвалид что-то мастерил, тот никогда ни с кем не общался. Да и откуда у него могут быть такие знакомые — один коньяк стоит больше чем они всей семьей зарабатывали за месяц тяжелого труда.
А дело было так. Шли 60-е годы. Далекий рабочий поселок. Обычные дети. Простые игры и развлечения. Все по-честному и по-простому. Весна, но на улице мороз — это север. Группа из 15 пацанов 8-12 лет, решив проверить друг друга на смелость, «на слабо» пошли на речку в 7 километрах от поселка. По уговору нужно было пройтись по тонкому льду. Один из мальчиков, решив показать свою храбрось, отделился от группы и на самом тонком месте начал прыгать. Лед подломился и пацан оказался в ледяной воде. Причем ушел в полынью с головой. Из всех 15 пацанов не испугался только один. Скинув валенки и пальтишко он нырнул в прорубь и с помощью других ребят вытащил едва живого пацана.
До поселка 7 километров. Оба мокрые насквозь, запасной одежды нет. Нырявший отдал свое пальтишко тонувшему, остальные дали что могли — на улице мороз. Обоих потащили до поселка — тонувший сам идти не мог. Спасавшему тоже помогали. По дороге поклялись, что все расскажут одно и тоже — что просто пошли на реку и эти двое случайно под лед провалились. Ибо поселок маленький, люди жесткие. Пацаны испугались и слово сдержали. Пацан, который тонул, долго болел, но ему сильно повезло и он через пару лет полностью вылечился. Пацан, который спасал, в 11 лет стал инвалидом на всю жизнь. Потом он уехал из того поселка и больше никогда ни с кем из родных мест ни общался. А перед отъездом сказал парню, которого он спас: «Я тебе жизнь подарил. Живи по совести. Помогай людям. А обо мне забудь — придет беда в мой дом — сам вспомню.»
Прошел не один десяток лет. Парень, которого спас теперешний инвалид, вознесся выше звезд, став одним из тех, кто может называть портреты просто по имени и спокойно говорить с ними о жизни.
И вот, в один из дней, секретарша сказала, что в приемную был какой-то звонок от непонятного мужика, помеченного в листке ожидания «соединять всегда», но при этом ни разу за все годы не звонившего.
Остальное вы знаете.
Эпилог сей истории радостный и в тоже время грустный. Да, «осиное гнездо» аферистов было разогнано и стерто с лица страны. Громкого дела не было, но если взять газеты тех лет, то количество арестов и отставок впечатляло. Кого-то ликвидировали свои же. Кто-то сбежал за границу, почуяв жареное.
От всех предложенных благ, включая трудоустройство сына на шикарное место при «самом», мужик принципиально отказался. Просто пожал на прощание руку, попросил о себе не беспокоиться и помогать другим людям.

Творите добро и помните, что на любую хитрую жопу.

bobrinka: Это вапще хардкор — выйти на кухню за чаем, ибо у меня в комнате обогреватель. bobrinka: Только у меня в комнате
caller: *оделась в шубу, валенки, взяла в руки посох и топорик-ледоруб*

Новогодняя тема навеяла.

Давно было, были молодыми, глупыми, ну и чуточку… наивными, а вот романтики было не в пример поболее.

Работал я тогда в небольшой консалтинговой фирме. Год закончили хорошо, ну и работу решили завершить пораньше числа 28 декабря. Собрались мы на фирме отмечать Новый Год, корпоратив по нынешнему, значит. Тогда-то мы, правда, и слова такого не знали.

Корпоратив решили провести необычно, не банальная пьянка в кабаке, а где-нить на природе, с хорошим запоем, денька на три, без прокурорского ока жен (мужей).
Компания подобралась что надо, все кадры проверенные алкоголем и гулянками не первый год.

Гуляли в родительском деревенском доме одного сослуживца. Его отец, хороший мужик, к слову, оглядев нашу разношерстную компанию парней и девок, отдавая сыну ключи, только предупредил – дом не спалите и на улице голыми не бегайте, перед соседями неудобно. Знал, что говорил старый аксакал, видать и сам в молодости тот еще ходок и кутила был!

Как мы гуляли это отдельная история! Небесам было жарко! Дом большой, добротный, нас рыл 15 вместил спокойно. Банька, купание в снегу, шашлыки, хашлома (очень вкусное мясное блюдо), водка рекой, танцы до упада, переодевание в ряженых, тематические игры, свальный грех… ладно впрочем, увлекся я, не греми ключами тайн напутствовал мудрый Станислав Ежи Ленц.

Ну в общем антураж и интерьер представили.
Как я уже упоминал, играли мы и в ряженых. Я переоделся в тулуп наизнанку, ватные штаны, валенки, малахай (одно ухо торчит вверх, другое болтается в районе подбородка), в правую рук топор, в левую огромную крышку от казана в котором варили хащламу – навроде щита, значит. Наши бабенки мне еще и рожу размалевали на боевой раскрас, по их мнению, викингов. М-да, видал я после фотографии с той гулянки, ну что сказать, знатный этакий викинг а ля рус ушкуйник вышел.

Часов в пять утра мне от всего выпитого и съеденного стало, как бы это сказать, плоховато и я решил пройтись до ветру, прошу прощения за подробность, попросту поблевать во дворе.

Вышел во двор и что-то мне расхотелось гадить во дворе дома, который так гостеприимно приютил нас.
Пошел на улицу, забрел в самый, вроде неприметный проулочек, где тропка еле в снегу видна. Хорошо срыгнул, снег на полметра окрасился алым, как кровью – а хрен ли винегрет, да свекла с чесноком все так же популярная закуска за новогодним столом.

Сделал я свое дело, стою, на природу любуюсь. И только я хотел снежком все следы своего блевантино закидать слышу скрип снега за спиной.
Оборачиваюсь – две женщины встали как вкопанные и смотрят на меня, я им приветливо машу – мол проходите, не стесняйтесь, говорить не мог по причине полутара литров водки сидящей во мне.

Женщины резко развернулись и дали стрекоча оставив после себя только опадающий снег из под подошв.

Наутро я понял чего эт они такие недружелюбные.

Пять утра, стоит этакий размалеванный гайменник, викинг-душегубец в мохнатой душегрейке над лужей еще дымящейся крови (а кто разберет впотьмах что это винегрет?) со щитом в одной руке и приветливо им машет рукой в которой зажат топор.
И еще днем, похмелившись, я понял, что те женщины, перед тем как удрать, так настойчиво искали глазами возле моих ног – труп поверженного врага!

— Профессор, а почему вместо оценки в зачетке вы нарисовали мне валенки?
— Идите и покажите их декану, он поймёт. да, студент, это не валенки, а . сапоги!

Первым, с кем я познакомился, когда мы с женою купили себе здесь дачу, был Марк Петрович, наш пожилой сосед напротив. Фамилия его была Кац и внешность, для такой характерной фамилии, он имел тоже типично еврейскую, за исключением того, что был неестественно смугл и чёрен лицом. Он где-то работал сутки через трое, а всё остальное время обычно стоял в своих воротах, беседуя с проходившими мимо дачниками. В конце улицы был коттедж нашего председателя, к которому всегда подтягивался местный народ, так что собеседников у него было предостаточно. В случае же долгого их отсутствия Кац осторожно подходил к нашему забору и вежливо начинал обсуждать со мной самые разнообразные вопросы.
Разговаривать с ним мне нравилось, так как было сразу заметно, что человек он интеллигентный и неплохо образованный. На любую тему он изъяснялся красноречиво, часто находил похожие исторические примеры, приводил цитаты из классиков и легко вворачивал какие-то иностранные словечки.
Поэтому позже, когда я узнал, что трудится он всю жизнь простым кочегаром в котельной на местной валяльной фабрике, я был несколько удивлён. Впервые я видел еврея-кочегара, да ещё такого эрудированного. Мне всегда казалось, что они выбирают себе совершенно другие профессии.
И вот как-то вечером, когда мы с ним сидели и чаёвничали в моей беседке, я не выдержал и спросил, почему он выбрал такое довольно нетрадиционное для их нации ремесло.

— Для нации…– печально вздохнул Кац в ответ – вы знаете, ведь я же, на самом деле и не Марк совсем, а Марко, есть такое цыганское имя.
— В смысле – удивился я – вы цыган что ли?
Он помотал головой и подлил себе чаю.
— Видите ли, Николай – сказал он, отпив глоток и чуть помолчав – моя национальность — мечта фашиста: отец у меня цыган, а мать еврейка. Такой вот, несколько небанальный марьяж. Браком такие отношения заканчиваются исключительно редко, но мама была влюблена…– он вздохнул и начал рассказывать.
Так я узнал, что его отец был гитаристом в гастролировавшем цыганском театре. Подарив отпрыску жизнь и чернявую внешность, он вскоре скрылся со своим театром в неизвестном направлении и воспитывал Марка уже, русский отчим, Пётр Андреевич, с кем позже сошлась его мать. К приёмному сыну отчим относился хорошо, хотя тут же окрестил и всячески пытался воспитывать в рабочих традициях, часто беря с собою на местную валяльную фабрику, где сам он работал техником.
Его же мать, Белла Давидовна, напротив, постаралась дать сыну хорошее домашнее образование и даже заставила поступить в университет, откуда его, впрочем, отчислили с четвёртого курса. Отчим этому отчислению даже обрадовался и вскоре устроил его к себе на фабрику, где Кац до сих пор и трудился.

Видимо, в результате такого особенного антропологического смешения и разнополярного воспитания Кац и жил в системе парадоксов. Обычно он был всегда учтивый и любезный, но лишь стоило ему выпить, как поведение его кардинально менялось.
Первый раз, когда я, приехав вечером с работы, столкнулся с такой его особенностью, я весьма удивился. Марк Петрович стоял, пьяно облокотившись на свои ворота и держа в руке початую бутылку «Журавлей».
— О, Колян! А я тебя жду…. выпить вот не с кем… попрятались все от меня, мыши…
Пришлось пригласить его в беседку и принести закуску и пару стаканов.
— Мне чуть-чуть… а что за праздник у вас сегодня?
— Праздник? Да просто гуляю, чё…. дали, вот, аванец, могу себе позволить…. вчера угля на две смены накубатурил – он достал из кармана пачку «Золотой Явы».
— Так вы курите, что ли Марк Петрович?
— А хули нет-то.. когда выпью… имею право – он прикурил сигарету, затянулся и разлил нам водки.
— Ну, давай, Колёк, за уголёк. И давай на ты, хрена ли ты мне вечно выкаешь-то?
Самое интересное, что когда я на следующий вечер обратился к нему на ты, он вздрогнул и, виновато потоптавшись какое-то время у своих ворот, снова подошёл ко мне.
— Вы, уж простите меня, Николай – я понимаю, соседи.… Но давайте всё же на Вы…. А то как-то совсем уж неинтеллигентно получается.

Со временем я стал замечать, что все эти его перевоплощения имеют определённую закономерность. Как правило, выпив первую рюмку, Кац быстро хмелел и приходил ко мне жаловаться на общую несправедливость окружающего нас мира.
— Вы заметили, Николай? – тихо, но возмущенно шептал он мне через забор — председатель наш добермана своего говядиной кормит, сам вчера видел! Какая низость! А как дорогу щебнем подсыпать, так с нас по триста рублей собирали и где тот щебень? Где, простите? Нет, надо точно уезжать из этой страны, вот, честное слово, подкоплю ещё денег и точно решусь.
Поворчав так ещё немного, он возвращался к себе, выпивал вторую рюмку, и вскоре снова появлялся у меня. К этому времени выражение цыганской удали и бесшабашности оживляло его лицо, положительно отличая его от еврея.
— Скучно мы живём, Коля – сходу заявлял он мне – так и проживём с тобой, каждый на своей стороне улицы…. А мир-то он, на самом деле, знаешь какой огромный?
Потом он снова отправлялся к себе и, видимо, отдавая дань памяти папе-музыканту, брал в руки гитару. После чего некоторое время с его стороны доносились какие-то томные романсы, время от времени переходящие в задорные и плясовые цыганские мелодии.
А чуть позже, после употребления им ещё одной порции спиртного, на смену им приходила его любимая «Раскинулось море широко».
— Проститься с товарищем утром пришли, матросы, друзья кочегара – выводил он трагическим голосом, начиная неожиданно чётко выговаривать букву «р».

Собственно говоря, это и был знак к началу последней трансформации, потому как вскоре Кац уже появлялся у моего забора с какой-нибудь газетой в руках. К тому времени он был уже полностью русским.
— Ты, бля, видал, Колян, что эти еврюги опять надумали? – тыкал он в газету пальцем — Чемодан, свой, суки, луивитошный на Красной площади поставили, прям напротив Василия Блаженного, как только совести хватило?!
— А вам то что с того чемодана – не понял я – это ж просто реклама.
— Дда как! – он даже поперхнулся – так чемодан этот ихний копия храма царя Соломона ерусалимского!! В точности повторяет все его пропорции!! Нет, ну это беспредел какой-то!!
— Ну, храм, ну и что? По мне, так пусть хоть в чемодане молятся.
— А я тебе вот, что скажу – отчеканивал он в ответ — это мы с тобой в церковь молиться ходим. А у них в синагогах планёрки!! Соберутся и думают, как русскому человеку навредить…. православному… – он оглядывался и, за неимением чего-то более подходящего, крестился на флюгер председателя.

Все остальные соседи к таким его превращениям, по всей видимости, давно привыкли, переставая с ним общаться уже на цыганской стадии, поэтому весь остаток вечера он проводил возле нашего участка, кляня козни масонов-олигархов, прочую мировую закулису и вновь появляясь наутро милым и интеллигентным человеком.
До самой осени я наблюдал такие его превращения, приходившиеся, как я понял, на дни выдачи аванса и получки. Потом наша дача кончилась и до весны туда мы больше не ездили. Зимой я время от времени вспоминал его, размышляя о том, что, на самом деле, больше влияет на формирование человека? Национальность, среда, воспитание? Сложно было сказать.

К сожалению, самого Каца, с той осени, я больше не видел. Когда на майские мы впервые приехали к себе на дачу, то на его участке уже копалась пара пожилых пенсионеров.
Позже председатель мне рассказывал, что Марк Петрович хотел переехать на пенсию в израильскую Хайфу, для чего давно копил деньги, пряча их в старых валенках на антресолях. И как-то поздней осенью, когда похолодало, и по дачам шныряли полуодетые цыганские ребятишки, он, находясь, по всей видимости, в цыганском обличье, сжалился и вручил самому старшему из них те самые старые валенки, напрочь забыв о хранившихся в них накоплениях на своё запланированное еврейское будущее.
Обнаружив с утра пропажу, он не выдержал, запил в чёрную, потом уволился с фабрики и, продав дачу, уехал из нашего города. И где он сейчас живёт и чем занимается никому уже неизвестно.
© robertyumen

Рота уехала на боевую службу, дежурный офицер свалил домой, сменщик придет только утром. Осталось 10-15 человек с кучей энергии и ключами от всех помещений. СВОБОДА! Дембель уронил на ногу каску, потому ходить ему больно. Ради прикола просит духа привезти грузовую телегу, на которой возят продукты. Садится на нее и начинает кататься по взлетке. Инициатива воодушевляет другого дембеля. Он берет вторую грузовую телегу для продуктов, запрягает еще одного молодого бойца, надевает шлем «Сфера» для безопасности. Начинаются гонки. Народ начинает болеть за один из болидов. На шум просыпается помощник каптера. Выглянув из каптерки, он оценивает ситуацию и на старте появляется третий болид — тележка из Ашана. Каптер в трусах решает надеть валенки, чтобы сберечь колени в случае падения. Натягивает бушлат на голое тело, чтобы сберечь спину и локти. На голову надевает зимнюю шапку и обычную солдатскую каску. Для усиления драйва берет гармонь и начинает игру во время заезда, подбадривая духов. Тележка из Ашана выигрывает первый заезд с отрывом. Все возвращаются на старт и жаждут реванша. Дана отмашка. Болиды разгоняются, гармонь бодро играет. Открывается дверь и в казарму входит полковник. Дневальный подает команду «Смирно!», бойцы грузовых тележек останавливают телеги и выполняют команду дневального. Боец, толкавший телегу из Ашана, просто отпускает ее и встает по стойке смирно. Помощник каптера в каске, бушлате, валенках и труселях с гармошкой на коленях проносится мимо полковника, не забыв отдать воинское приветствие и уезжает вдаль.

В свое время, будучи студентом, я уже с первого же курса подрабатывал в лаборатории на кафедре. А так как с успеваемостью у меня было не плохо, то помимо повышенной стипендии я еще получал пусть и небольшую, но зарплату. Поверьте, в те времена для студента это было солидной прибавкой.
Дело близилось к лету. Как-то, зайдя в лабораторию, я заметил, что наш шеф укладывает в рюкзак старенькие валенки, ватник, шапку-ушанку и рукавицы. Естественно, я в шутку заметил, дескать, скоро лето – зимние вещи на хранение. Он лишь коротко сообщил, что в экспедицию. Надо сказать, что в лаборатории разрабатывалась и готовилась аппаратура для изучения ледников, а ближе к лету на полюс отправлялась совместная от нескольких институтов научная экспедиция.
На следующий день была лекция, которую читал как раз наш шеф. Погода на улице совсем не для учебы, и мы (и я, в частности) спровоцировали препода на отвлеченные разговоры. Поймите правильно, он был нормальным преподавателем, но в первую очередь все же оставался человеком: сам когда-то был студентом, и прекрасно все понимал. Я и напомнил тогда ему о тех старых зимних вещах. И вот, что он рассказал…
Объяснять, что такое «настоящие морозы», нам никому не надо. А вот американцам это, видимо, надо объяснять отдельно. Так получалось, что тогда еще советские специалисты прибывали на свою станцию раньше американцев. И поэтому, когда прибывали американцы, их встречали и наши. И вот, видят они, спускаются американцы, среди них негр с включенным бумбоксом на плече. Все в курточках на рыбьем меху, джинсах, ботиночках, на голове какая-то шапка-распердяйка с болтающимися ушами. А ближе к вечеру начинается самое интересное… Эти американцы начинают бегать к нашим мужикам. И начинается, так сказать, взаимовыгодный чейндж — обмен, стало быть. Негр им этот самый бумбокс, а ему, к примеру, нашу настоящую шапку-ушанку с рукавицами. Наши мужики им ватник, а американцы – видеомагнитофон или видеокамеру. Все счастливы, все довольны!
Наш шеф сказал, что именно тогда он испытал в первый раз особую гордость за наших людей — при виде негра, выходящего из их теплушки, в не первой свежести завязанной шапке-ушанке, в ватнике с местами выпирающей ватой, в утепленных пользованных штанах, в старых поношенных валенках и потертых рукавицах, но с таким счастливым выражением на лице, улыбающегося во весь рот, довольного от выгодной сделки…

Читайте также:  Детские сапоги куома розовые

Недавно вспоминали в кругу друзей историю двадцатилетней давности, и было решено поведать её миру. Разумеется, с изменёнными именами и без указания места действия, чтобы никому не было обидно.

Диспозиция такова: средина девяностых, зима, очень ранее утро первого января очередного года. Я и мои друзья: Миша (сосед и друг детства) и Лариса, составляющие ныне вместе очень дружное семейство, оказались в другом районе города с целью посетить наших общих друзей. Ну в общем, как это обычно бывает: кто-то звонит и поздравляет с наступающим, потом рождается вполне ожидаемая мысль совместно поднять бокалы.

Тем более, что городская администрация клятвенно обещала организовать движение общественного транспорта всю новогоднюю ночь. Воспалённому алкоголем мозгу 15 минут на автобусе — это практически рядом. Вот только из-за стола встань и ты уже там где надо. Однако моя будущая супруга назвала нас с Мишей идиотами и осталась дома, а Лариса ну никак не могла отпустить Мишу одного, и поехала с нами. Оделись кто во что горазд. Я, например, был в бушлате, который обычно использовал на зимней рыбалке, потому что он был тёплый, а также потому, что в его карманы уместилась выпивка-закуска-подарки, которые мы хотели с собой взять. Остальные были одеты соответственно. Лариса, например, была заботливо закутана в любимый ватник Мишиной тёти, потому что холодно, и ещё, как сказал Миша: «не в театр идём, а так в гости по соседству».

Доехали отлично и быстро на автобусе, поздравили друзей лично, выпили, закусили, пора бы теперь и домой. И тут обнаруживается, что решимости городской администрации организовать движение транспорта не хватило до самого утра. То есть варианта два: такси или пешком. Пешком отпадает, ибо всё-таки далековато после бурной новогодней ночи, и уже чувствовалась усталость и крайнее нежелание совершать бодрящую часовую прогулку под зимним новогодним небом.

Благо на перекрёстке был кажущийся на первый взгляд избыток предложения на рынке извоза в виде вереницы самых разных бомбящих автомобилей. Ожидаемо, что утром первого января тариф будет непривычно особенным. Мы были морально готовы к пяти- или даже десятикратному коэффициенту против обычного «ночного» тарифа, что мы раз в год могли себе позволить, ибо мы с Мишей, хоть и параллельно учились, зарабатывали на тот момент выше среднего.

Однако, сумма, озвученная первым в очереди таксистом, превзошла все вменяемые ожидания. Она ровно в два раза превосходила месячную зарплату учительницы в средней школе, что можно установить абсолютно точно, поскольку Лариса именно и была школьной учительницей на тот самый момент. Оставаясь, впрочем, работать в школе скорее из чувства долга перед обществом, нежели ради заработка. Мы с Мишей тоже немного обалдели от ценообразования в области извоза в новогоднюю ночь и решили вступить в переговоры с бомбилой с целью получить скидку раз эдак в несколько, причём как минимум, а как максимум, так во много раз.

Бомбила на контакт сначала не шёл, однако после полуминутного сопения, выдал встреченное предложение:

— Ну пусть баба ваша за щеку возьмёт, тогда скину немного.

См. выше, мы и правда были одеты как люди стоящие на самой низкой ступеньке социальной лестницы (ватник, бушлат, валенки). Однако, даже в этом случае сие предложение было явным перебором. Потому что значительная часть населения нашего города уже посетила места не столь отдалённые, а ещё не менее значительная часть, судя по образу жизни, готовилась к такому событию в своей жизни. Иными словами, для города, живущего отчасти «по понятиям», такое предложение было более чем не комильфо. Но, наверное, что-то замкнуло в голове работника баранки и педалей под конец морозной новогодней смены и ему помимо денег захотелось ещё и тепла. Разумеется в том виде, как он себе это тепло представлял. И причём настолько, что это желание выжгло все предохранители в мозгу.

Спортсменами, а тем более чаками норрисами или джеки чанами, мы с Мишей не были, но детство и юность прошли на границе с промзоной, а также обычным делом были качалки, подростковые разборки, боевые искусства, ну или то, что под ними тогда понималось. В общем представляете о чём я? Миша, пробывший первую половину детства в ранге очкарика-ботаника, вынужден был преуспеть в этом всём больше, чем остальные, иначе вторая половина детства была бы ещё более печальной, и он был бы бит всякой гопотой практически ежедневно. А в юность он вступил бы просто изгоем. Время такое было. Подобного исхода Миша не хотел, поэтому задерживался в нашем подвальном спортзале частенько допоздна.

В общем, пришлось ему и железо потягать, и на турнике повисеть, и спаррингах постоять, как и нам всем. Но ему, наверняка, в силу телосложения и имиджа с существенно большим фанатизмом, чем остальным.

И тут какой-то бомбила так оскорбляет его любимую Ларису, в которой он души не чает и на руках носит. Миша тоже посопел какое-то время, потом снова наклонился в приоткрытому стеклу машины и ответил вопросом на предложение бомбилы:

— Так ты что, защеканец что ли?

Ответ по степени экспрессии превосходил первоначальный вопрос. Про троллинг тогда не знали, а это значит, что Миша был первым в истории троллем нашего города, а может и всей страны, или даже всего мира. Причём спонтанно.

Затем последовала короткая перепалка с использованием не афишируемых, но хорошо известных русских идеологем, а ещё спустя буквально пару секунд бомбила вынырнул из водительской двери с монтировкой в руке и злобным блеском в глазах и начал приближаться к Мише с явным требованием сатисфакции. Остальные бомбилы тоже напряглись, было понятно, что собрата они не бросят, на что наверняка этот самый собрат с монтировкой и рассчитывал на своих коллег.

Дальше я помню всё довольно смутно, ибо всё было очень быстро, а я был уже весьма нетрезв. Пытаясь одновременно как-то прикрывать Мишу хотя бы со спины, я понимал, что в такой ситуации самое главное, чтобы не затоптали хрупкую Ларису, которая в такой ситуации чувствовала себя определённо не в своей тарелке и информировала об этом всех вербально при помощи громкого визжания и междометий, поскольку ругаться матом так и не научилась. О том, чтобы нам всем отступить или убежать уже не могло быть и речи. Битва началась. Поэтому выполняя роль гибрида сломанной ветряной мельницы и взбесившегося вентилятора на раскатанном шинами льду проезжей части, я с переменным успехом и перманентным энтузиазмом тоже активно участвовал в этом действе.

Сначала я подумал, что всё очень плохо. Потом мелькнула надежда, что как-нибудь всё-таки отобьёмся. Потом уверенность стала нарастать, когда мы буквально нащупали свободный ото льда участок асфальта под прикрытием сугроба с одной стороны и запаркованного грузовика с другой. Ситуация как-то стабилизировалась. Затем я начал беспокоиться, что Миша кого-нибудь убьет отнятой у первого бомбилы монтировкой. Потом я понял, что мы практически победили. А в финале приехал милицейский бобик, вызванный кем-то из благодарных зрителей из близлежащих домов, чтобы зафиксировать нашу убедительную победу по очкам в милицейском протоколе.

Из минусов было то, что бомбилы обычно были на короткой ноге с милицией, что могло быть чревато при составлении протокола. Из плюсов то, что в составе наряда был наш приятель по школе. Составили протокол относительно мирно и быстро, бомбилы собрали выбитые золотые коронки, которые смогли найти в темноте, все вместе вытерли с физиономий сопли цвета заката, и мы втроём воспользовались любезным предложением наряда подбросить нас до дома (спасибо приятелю из наряда). Когда мы грузились в милицейский УАЗик у большинства бомбил было на лицах написало злорадство и уверенность в том, что нас везут как минимум на расстрел, ну или хотя бы в сибирь на урановые рудники.

Дома рыдающая Лариса была передана на руки моей будущей супруге, от которой я в течении последующих десяти секунд узнал о себе больше, чем за всё прошлое и будущее время совместной жизни. А мы с Мишей приняли про сто грамм антидепрессанта. Покурили. Потом удвоили дозу лекарства и наконец всё-таки тоже пошли спать, так и не поняв с каким чувством вставать завтра и как жить дальше вообще.

Спустя пару недель нас вежливо и официально пригласили для дачи показаний. Всё-таки в деле появились заявления о ЧМТ (что не подтвердилось), сломанной руке, двух сотрясениях мозга, не помню уже о скольких сломанных носах и всех остальных травмах по мелочи, причинённых непосредственно Мишей и мной (конечно больше Мишей, потому что героем дня был несомненно он, а я просто практически на подтанцовках у него был, но валить всё на друга мне бы совесть не позволила. То есть — лямку обоим тянуть. Друзья всё-таки).

Всё вместе это уже тянуло на вполне отчётливую уголовную перспективу. А это значило: прощай ВУЗ и хорошая работа с ещё лучшей перспективой. И, здравствуй зона!

Знакомых нужного уровня из соответствующих органов, способных как-то повлиять на процесс, у нас не было, и вечер накануне прошёл в тяжёлых раздумьях, сборах вещей и сушении сухарей, ибо уверенности, что после дачи показаний нас отпустят на все четыре стороны, не было. Скорее наоборот.

Помощь пришла неожиданно. Вернее мы с Мишей тогда до конца не поняли, что это именно помощь, а не простое баловство. Брат Ларисы — Гена был замом главреда городской газеты. У неё в семье все имеют то или иное отношение к творческой интеллигенции. Сам главред выжил из ума ещё при Брежневе и интересовался исключительно составлением колонки «сад и огород». Поэтому, можно сказать, что именно Гена и определял редакционную политику главного городского печатного органа. Практическая польза от участия четвёртой власти в этом деле была для нас не очевидна, но на допрос мы отправились в сопровождении Гены, по его настоянию.

Вызывали на дачу показаний по одному, но Гена настоял, что поскольку процесс имеет общественный резонанс (о как он сразу завернул!), а адвокатов у нас нет, то пусть хоть пресса как-то участвует в этом всём безобразии. При этом он сыпал названиям свежепринятых законов (средина 90-х, не забыли?) и именами и изречениями региональных и федеральных политиков. В результате следователь быстро сдался с условием, что Гена будет сидеть в уголке на табуретке и молчать. Первым на допрос пошёл я.

Практика показала, что Гена и глагол «молчать» несовместимы. Уже после пяти минут допроса Гена нависал над следователем и требовал привлечь всю городскую администрацию к ответственности за саботаж работы общественного транспорта в новогоднюю ночь. Ближе к десятой минуте следователь узнал, что именно он персонально, как представитель органов, ответственен в том, что по ночам городом правит таксистская мафия, творящая беспредел на улицах и угрожающая жизни и здоровью мирных жителей, а органы правопорядка вместо того, чтобы с этим бороться хотят бросить этих самых ни в чём неповинных жителей за решётку.

Следователь уже не пытался заткнуть Гену, когда он переходил к победному финалу. Со следователем он уже был в тот момент на «ты», по крайней мере со своей стороны. Затащив в кабинет Мишу, ожидающего в коридоре, и посадив его рядом со мной, он снова навис над сидевшим за столом следователем, на лице которого была изображена беспредельная тоска и желание, если не умереть прямо здесь и сейчас, то как минимум, чтобы всё происходящее имело место с кем-нибудь другим, но никак не с ним.

— Вот смотри, — снова обратился Гена к следователю, — Два молодых парня. Учатся, работают. Будущее страны, одним словом. А с другой стороны кто? Кровопийцы, желающие за одну ночь в году сделать годовую выручку? Ты на чьей стороне? Их там сколько в машинах сидело? Шестеро? Причём с монтировками! Вооружённые то есть! Иными словами не просто вооружённые, а группой лиц и по предварительному сговору! Ты подумай сам на чьей ты стороне? Что мне в редакционной статье писать? Чтобы люди с наступлением темноты вообще по домам сидели? А то их либо убьют шатающиеся по городу вооружённые банды, или милиция им за попытку отбиться от этих самых банд дело пришьёт и в тюрьму посадит? Мы какое государство строим? Правовое.

Тут Гена взял паузу. Если бы на столе был графин, то Гена наверняка бы из него налил в гранёный стакан и картинно выпилил. Но Графина не было, поэтому Гена продолжил свою речь:

— Давай, сделаем так, — снова навис он над следователем, — Ребята извиняются в редакционной статье в следующем номере, на первой полосе, за то, что назвали таксиста «защеканцем» по ошибке. Понимаешь. Ну обознались ребята по пьяному делу. Новый год всё-таки. А умысла оскорбить у них не было. Понятно? А про сказки, что два пьяных студента парализовали работу всего городского такси мы просто забудем. Ты же не хочешь, чтобы над этой ситуацией все в городе смеялись? Да все ржать в голос будут, когда узнают как двое юношей, возглавляемые учительницей русского языка и литературы, которая по комплекции метр шестьдесят в прыжке, а при слове «жопа» вообще гарантированно падает в обморок, разгромили превосходящие силы бомбил, у которых рожи шире радиаторов их собственных машин. Ты хочешь чтобы я об этом написал? А я могу. И причём, ни слова не совру.

Следователь думал некоторое время. Потом обратился к нам с Мишей:

— Так, вы двое — в коридор. Сидеть и ждать.

Гена остался со следователем один на один. В последующие минут десять из-за двери доносился Генин голос. Отдельные слова разобрать было сложно, но общий смысл улавливался. Было понятно, что Гена расписывал всё новые и новые картины апокалипсиса, которые обязательно будут отражены в его редакционной статье. А если бы его время от времени произносимые «ха-ха-ха» услышал бы Станиславский, то он бы совершенно точно изумился, и наверняка бы пересмотрел кое-что в своей школе.

Собственно с этим своим «ха-ха» Гена вышел из кабинета следователя и потянул нас с Мишей на улицу. За секунду до закрытия двери в кабинет я увидел взгляд следователя вслед Гене. Именно в этом взгляде я понял что такое четвёртая власть. Её смысл умещается всего в двух словах: «пожалуйста, отстаньте».

Купив пива в палатке у остановки, чтобы как-то прийти в себя, мы устремили свои взоры на Гену. Тот торжествующе помолчал, обвёл взглядом окружающий пейзаж, потом похлопал нас по очереди по плечу, допил залпом пиво и вынес приговор:

— Свободны, затейники. Но дальше давайте без телесных повреждений.

В следующем номере городской газеты, как и было обещано Геной, красовалась большая статья про ужасы творящиеся на ночных улицах города. Где мы с Мишей представали практически ангелами и искренне извинялись перед таксистом XYZ (имя, фамилия и отчество было указанно в статье полностью) в том что мы ПО ОШИБКЕ назвали XYZ «защеканцем». И обязуемся больше его этим унизительным словом не называть.

Заявление в милиции от XYZ и его коллег были забраны ими в тот же день. Сам XYZ был вынужден уехать из города, потому что иначе как «защеканцем» его никто больше не называл. Всё-таки специфика мировосприятия в то время знаете ли. И такое «погонялово» хуже, чем чёрная метка для капитана пиратского корабля.

Было мне тогда лет 7. Папа взял меня на рыбалку. Представляете себе, как в 90-е на рыбалку одевались? Тулуп от деда, валенки на 16 размеров больше, штаны драные, удочка бамбуковая трёхколенная под мышкой. В общем, как с помойки. Идём к речке, надо накопать червей. Остановились на пустыре, давай ковырять какую-то кучу. Ковыряем-ковыряем, тут из-за пригорка появляется лЭди. Сопли до земли, пальцы жёлтые, прокуренные, пальто на босу грудь, воняет сразу всеми жидкостями организма, романтик большой дороги со стажем, поднимает на нас скорбные глаза бассет-хаунда и выдаёт: «что, тоже покушать ищете?». С тех пор даже выгребную яму копали в чистом.

Господа!
Со славным юбилеем Вас (и нас)! Так держать!

«Анекдоты из России» – 20 лет!

1995
Как берёзоньки, красивы,
Как Байкалы, глубоки
Анекдоты из России,
Афоризмы и стишки.

1996
Сколько в вас весёлой силы
И загадочной тоски,
Анекдоты из России,
Меланхольные стишки!

1997
То такие, то сякие,
То премудры, то мелки
Анекдоты из России,
Шутки, скетчи и стишки.

1998
То рябины, то осины,
То вершки, то корешки –
Анекдоты из России,
Развесёлые стишки.

1999
То грибы, то апельсины,
То блинцы, то пирожки –
Анекдоты из России
И шутейные стишки.

2000
То сабо, то мокасины,
Пояски и ремешки –
Анекдоты из России
И прикольные стишки.

2001
То колготки, то лосины,
Валенки и сапоги –
Анекдоты из России,
Самодельные стишки.

2002
Если бы меня спросили,
Чем же русские крепки, —
Анекдоты из России
И забойные стишки!

2003
Ах, вы, дождички косые,
Ах, прямые мужички!
Анекдоты из России
И фривольные стишки.

2004
Марьи, Дарьи, Евдоксии,
Сашки, Пашки да ВанькИ –
Анекдоты из России
И певучие стишки.

2005
Панталоны и кюлоты,
Джинсы, бриджи да портки –
Из России анекдоты
И охальные стишки.

2006
Сколько в небе дивной сини,
Сколько песен у реки!
Анекдоты из России
И душевные стишки.

2007
То ли взводы, то ли роты,
То ли целые полки –
Из России анекдоты
И прицельные стишки.

2008
Как они заголосили,
Наши клятые дружки!
Анекдоты из России
И крылатые стишки.

2009
Горячи, неугасимы,
Искромётны и легки
Анекдоты из России
И прелестные стишки.

2010
То Гаврилы, то Федоты,
То кастрюли, то горшки –
Из России анекдоты
И глумливые стишки.

2011
Из России анекдоты
И, как нож разящий, стих –
Это наши антидоты
Против ядов мировых.

2012
Трепещите, идиоты,
Задним разумом крепки, —
Из России анекдоты
И отборные стишки!

2013
Мир хохочет до икоты,
Затупив клыки-клинки, –
Из России анекдоты,
Фразы, реплики, стишки!

2014
Двадцать лет промчались лётом
И растаяли, как дым, —
«Из России анекдотам»
Двадцать лет, как день один!

2015
Коль смеяться так идёт нам –
Наш народ непобедим!
«Из России анекдотам» –
Двадцать лет, как день один!

Всем доброго времени суток!
История у меня не смешная, так, просто информация к размышлению. (Любители критиковать за «не смешное» — смотрите наверху сайта предупреждение «на сайте нет. предварительного отбора публикуемых материалов»)
Моей покойной бабушке Шуре было 20 лет, когда началась Великая Отечественная война. Мужиков всех, понятное дело, мобилизовали, а в леспромхозе остались работать женщины. Шура окончила курсы шоферов и десять лет потом работала водителем грузовика ЗИС-5. Никаких гидроусилителей руля, никаких «дворников», никаких обогревателей в салоне. Бабушка вспоминала, как у нее искры из глаз летели, когда она грузила в кузов бочки (80 кг, по-моему) — помочь некому было, война, кладовщик — инвалид. Вспоминала, как с Горьковского автозавода перегоняли грузовики в Москву для фронта: ночью ехали со светомаскировкой (фары закрывались щитками и оставалась узенькая полоска света), мерзли в кабинах, командировки эти продолжались по месяцу и больше. Девчонки-шофера остригали волосы, потому что не было возможности каждый день расчесываться, и косы сваливались практически в войлок. Валенки, надетые в морозном февральском Горьком, намокали в мартовской сырой Москве и при просушке на ногах так «усыхали», что по возвращении домой их приходилось срезать ножницами. Понятное дело, что такая работа потом сильно аукнулась болями в надорванном организме.
Когда Шуре было 30 лет, она вышла замуж и родила сына. Муж вскоре умер, Шура осталась
с маленьким ребенком и старенькой матерью. Она опять работала до изнеможения, чтобы прокормить свою семью. Была кладовщицей. А сын Шуры (мой будущий отец) окончил восьмилетку в поселке, потом электромеханический техникум, потом университет (вечерний факультет, параллельно работал), потом аспирантуру в Москве. Защитить кандидатскую помешала перестройка — надо было деньги зарабатывать. Работал отец в НИИ, попал под сокращение в конце 90-х, нашел работу в маленькой фирме, потом его «ушли» на пенсию. Через пару лет он вернулся в родной НИИ, где работает и по сей день. Кстати, не случайно сокращенных в свое время старых работников охотно взяли назад в НИИ: молодые и ушлые хорошо умеют считать деньги, а вот с чертежами и изделиями дела плохи. Сослуживец отца, сегодняшний выпускник Казанского Университета, знает меньше, чем выпускник техникума тридцать лет назад.
У меня вопрос ко всем любителям покритиковать советское прошлое: скажите мне, какие на сегодня перспективы у сына одинокой полуграмотной сельской кладовщицы? Думаю, ответ понятен — почти никаких. Есть только опасность попасть в жернова ювенальной юстиции. Поэтому не надо все, что было, огульно охаивать. Даже в припадке демократизма.

Рождественская история.
Случилось это в прошлом веке. Когда целую декаду первого месяца нового года балду не гоняли, а работали. Что бы наверное «просрать» потом эту страну — но это я так, в рифму многим.
Загруженный раскроенным металлом на Ворошиловоград на паровозный завод, выехал я на ночь глядя. Проскочил Тулу.
Смеркалось уже. Мотор урчит, в кабине тепло. Впереди колонна рефрежираторов. Нагоняю, обгоняю, резво так и, чую копчиком что мой Гаврюшка-МАЗ вроде как помереть собрался. Так всегда бывает.
Перед смертью машинка прыткой становится. Выскочил я на подъемчик, прижался к обочине. Вылез, прислушиваюсь. Мотор работает, но с каким-то неуловимым, лишним, не присущем ему звуком.
В дали светятся огоньки поселения. Решил дотянуть туда, а там уж и разбираться. Доехал. На въезде в поселок дом дорожных мастеров. За забором ихняя техника стоит. Возле дома площадка где встать можно. Встал. Заглушил машину. Проверил масло, масло норма. Сел заводить, а оно — стук, и тишина. Вал коленчатый лопнул. Пока работал, цеплялся какими-то осколками, а завестись уже не смог, компрессия не дала.
Дела однако. При не работающем моторе в кабине что на улице, тоже зима. Нужно до утра где-то пережить. В доме дор.мастера в окне свет горит. Стучу. Открывает мужик, хмельной, в комнате ещё один сидит. И видать сидять уже давно, лампочку сквозь перегар и табачный дым еле видно. Ну да мне выбирать не из чего. Хилтонов на трассе ещё не было. Рисую им ситуацию — ехал, сломался, до утра бы, как. А?
— А тебе тут что, гостинница что ли?
— Нет, я конечно понимаю, но что-то ж делать надо?
— Извини. Нет.
Ну нет, так нет. Вышел. А морозец как нынче. Градусов под пятнадцать. Смотрю вдали труба коптит. Значит котельная. Значит тепло. Я туда. Котельная была закрыта на висячий замок. Какая-то проходящая тень указала где живёт кочегар. В доме кочегара светит телевизор. Ещё не спят. Стучусь. Вышла женщина средних лет. Рассказываю свою неудачу, прошусь до утра пересидеть в кочегарке у тепла
— Ой, вы знаете, а нам запрещено туда посторонних пускать.

Почему-то вспомнился опубликованный давно ещё в Комсомолке случай. Солдат возвращался из самоволки. Что бы спрямить путь пошёл через речку. Провалился под лёд, но вылез. Добежал до деревни и, так и замерз в ней. Никто в дом не пустил. Было это в этой же Тульской области где сейчас заторчал и я.
Но что-то делать нужно. Вышел на трассу. Вдруг кого становлю, из междугородних. Им всё равно где спать, кабины просторные вдвоём поместимся. Я и сам как-то одного неудачливого от Белебея почти до Уфы довозил. Перевернулся малый и ехать нету.
Но вероятно по причине начавшегося года и перевозки ещё не начались. Пустая трасса. Один камазик проскочил, но я один и без машины, вероятно посчитал меня за как пешехода-попутчика и не остановился. А на улице подмораживает. Попрыгал я, попрыгал, делать нечего. Залез в кабину, натянул валенки, шапку на горле завязал, шарфом замотался, в полушубок укутался, в одеяло завернулся как в кокон. И до утра пережил. А утром на автобусе до Тулы, из Тулы домой. За помощью.

Я не обижался тогда. Я и сейчас не обижаюсь. Это была моя работа, мои риски. Но когда говорят за дружбу и братство, то тут меня почему-то улыбает.:))

Источник