Меню

Кроссовки канье уэста как называются



Мемы, конфликты, технологии: как менялся бренд Yeezy Канье Уэста

Первый опыт дизайна

В 2005 году Канье Уэст, не так давно переквалифицировавшийся из продюсера в рэперы, решил реализовать еще одно свое давнее увлечение — дизайн. Как рассказывал журнал Forbes, который 15 лет спустя подсчитал доход многократного лауреата премии «Грэмми» и присудил ему статус миллиардера, в средней школе он часто попадал в неприятности из-за того, что делал на уроках эскизы кроссовок. Вдохновение юный Канье искал в японских киберпанк-фильмах, на просмотр которых его водила мать, и в автосалонах, где отец рассказывал ему о преимуществах Lamborghini. «Во всем, что я делаю, есть немного Lamborghini», — объяснял позже рэпер.

Однако свой путь в сфере моды он начал не с кроссовок, а с одежды, основав при содействии нынешнего креативного директора мужской линии Louis Vuitton Вирджила Абло бренд Pastelle. Канье выгуливал модели собственного производства на музыкальных церемониях и модных показах, однако за четыре года существования марки релиз полноценной коллекции так и не состоялся. В 2009 году Pastelle официально прекратил свое существование, а мистер Уэст наконец сосредоточился на разработке кроссовок. Сначала — в сотрудничестве с японским брендом Bape, переосмыслив флагманскую модель Bapesta, на которую он нанес принт с плюшевым мишкой (в 2019 году пару продавали на платформе Grailed за $10 тыс.). Затем — с Louis Vuitton, сделав высокие кроссовки на липучках (их по сей день можно купить на Farfetch за 590 388 руб.). Ажиотаж вокруг кроссовок был вызван не только фигурой Канье Уэста, но и самим дизайном. «Ты сделаешь что-то по-настоящему сильное в мире обуви», — вспоминал Канье пророческие слова креативного директора модного дома Celine Эди Слимана.

Любовь и ненависть с Nike

Увидев потенциал в начинающем дизайнере, к Канье Уэсту с предложением о сотрудничестве обратился Nike. В результате в 2009 году вышли кроссовки Air Yeezy, название которых отсылало к прозвищу рэпера, данное ему Джей Зи. Новинка позволила вывести обувь Nike за рамки экипировки профессиональных спортсменов и популяризировать ее среди простых покупателей, в том числе поклонников Канье Уэста. В 2012 году он представил новые цветовые решения Air Yeezy, а в 2014-м — модель Air Yeezy 2 Red October, ставшую финальным аккордом в его коллаборации с Nike.

Как позже комментировал рэпер в интервью радиостанции Hot 97, компания отказалась выплачивать ему отчисления от продаж, несмотря на то, что Air Yeezy были так же популярны, как Air Jordan. «[Создатель Air Jordan] Майкл Джордан получает отчисления в размере 5% от продаж, ежегодно зарабатывая на этом $100 млн. Nike сказал, что не может выплачивать мне гонорары, так как я не профессиональный спортсмен. Но я спортсмен, просто на сцене! Старый я, у которого еще не было дочери, согласился бы на эти условия, ведь я очень люблю Nike. Но новый я приму предложение от adidas, потому что они гарантировали роялти, которые позволят мне обеспечить семью», — говорил он.

Создание adidas Yeezy

Услышав о неудовлетворенности Уэста работой с Nike, главный конкурент бренда тут же пригласил рэпера в Германию для обсуждения контракта. По информации Forbes, adidas согласился на роялти 15% без учета маркетингового сбора и, судя по тому, с какой скоростью расходятся пары из их коллаборации и с какой наценкой перепродаются, еще ни разу об этом не пожалел.

Первые пары кроссовок под объединенным брендом adidas Yeezy были показаны Канье Уэстом на Неделе моды в Нью-Йорке в 2015 году. Взору гостей первого ряда, среди которых были Рианна, Бейонсе, Ким Кардашьян и, разумеется, главный редактор американского Vogue Анна Винтур, открылись будущие святые граали сникерхедов — кроссовки Yeezy Boost 350 и Yeezy Boost 750. Спортивный бренд взял ответственность за удобство пар, выраженное в том числе в революционной амортизационной подошве Boost, а Уэст — за дизайн, став практически неограниченным в творческом поиске. Он подарил Yeezy Boost 750 высокий силуэт и ремешки на шнуровке, что сделало их удивительно похожими на Air Yeezy, некогда созданными в сотрудничестве с Nike. Все это выглядело так, будто Уэст объявил войну бывшим партнерам — и духом этой войны была пропитана не только обувь, но и одежда.

В дебютную коллекцию вошли куртки-авиаторы, бомберы цвета хаки, анораки с камуфляжным принтом и свитеры с огромными дырками. Как объяснял сам Канье, дизайн отчасти отсылал к лондонским беспорядкам 2011 года, свидетелем которых он стал. «Я не хочу, чтобы моя одежда становилась жизнью, я хочу, чтобы моя одежда помогала жить», — рассказывал он. Хотя цена одежды — $600 за брюки и $3000 за куртку — говорила об обратном и заставляла ее доживать до скидок, в то время как обувь Yeezy распродавалась за минуты. В конечном счете это привело к тому, что adidas стал производить с Уэстом исключительно кроссовки.

Мемы продают

За Yeezy Boost 350 и 750 последовали Yeezy Boost V2, Yeezy Boost Wave Runner, Yeezy 500, Yeezy Boost 380, Yeezy Boost 451 и наконец Yeezy Foam Runner, каждые из которых постоянно обзаводились новыми элементами и расцветками. Именно обувь, а не одежда, которую Канье разрабатывал уже самостоятельно и которая стала чем-то вроде обрамления, показывала эволюцию дизайна Yeezy. От простого к сложному, от минималистичного к экспрессивному, от красивого к смешному.

Кстати, именно смех стал главным маркетинговым инструментом Канье Уэста. Вспомнить хотя бы шлепанцы на несколько размеров меньше, в которых он пришел на свадьбу рэпера 2 Chainz и Кеши Уорд в 2018 году. В ответ на мемы, которые в одночасье заполонили Twitter, Уэст выложил фото японской обуви гэта, объяснив, что вообще-то надел шлепанцы «в японском стиле». После он сфотографировался уже в гигантских тапочках, уточнив у подписчиков: «А эта пара достаточно большая?» Все это было прелюдией к выходу аналогичных Yeezy Slides, которые мгновенно получили статус «солд-аут» и в дальнейшем перепродавались в три раза дороже.

Поклонники Уэста подшучивали и над Yeezy Boost 451, сравнивая их с хинкали и бахилами, и над Yeezy Foam Runner, обвиняя создателя в плагиате кроксов. Новые Foam Runner, фото которых появилось в аккаунте Yeezy Mafia (именно там выкладывают тизеры релизов бренда), и вовсе стали адом трипофобов — тех, кто боится кластерных отверстий. «Канье, будь милосерден», — обратился к рэперу один из комментаторов.

Читайте также:  Ботинки для сноуборда k2 thraxis

Показать все, что скрыто

Впрочем, забавной, издевательской и совершенно неносибельной обувь Yeezy кажется только на первый взгляд. На самом деле за ней стоит множество культурных и исторических отсылок, которые Канье Уэст продумывает вместе с «гост-дизайнером» кроссовок Стивеном Смитом (его руке принадлежит, в частности, самая необычная пара Reebok — Instapump Fury).

Так, бывший медиадиректор «Яндекс.Дзен» Даниил Трабун, посвятивший Foam Runner первый и пока единственный выпуск на своем Youtube-канале «Код Трабуна», рассказывает, что их форма отсылает одновременно к архитектуре Антонио Гауди, монстру из «Чужого» и автомобилям итальянца Луиджи Колани (а еще к Lamborghini Countach, конечно). Кроме того, по словам сникер-эксперта, Foam Runner выглядят, как смесь био- и параметрического дизайна. Это принцип создания предметов, позволяющий максимально оптимизировать их формы, как, например, в случае со стулом авторства Марко Хеммерлинга и Ульриха Нетера или яхты, созданной бюро Захи Хадид для верфи Blohm + Voss. «Там, где есть нагрузка на стопу — носки и пятки, много материала. Там, где поддерживать ногу не нужно, материал тоньше или его совсем нет», — объясняет в видео Трабун.

Материал для кроссовок тоже непростой — это пенистый полимер из водорослей, применение которых в разработке обуви Уэст и Смит, вероятно, подсмотрели у компании Vivobarefoot. Технология делает Foam Runner не только экологичными, но еще и применимыми практически в любых условиях. Например, в прогулках по подводным домам, строительство которых Канье Уэст анонсировал в своем Twitter-аккаунте.

Вперед в будущее

Даниил Трабун утверждает, что все модные идеи рэпера так или иначе встраиваются в нарратив его остальной деятельности. «2019 год был для Канье годом освоения новых земель. Кроме мощного образа переселения на шерпах [в клипе Closed on Sunday], он занялся строительством полукруглых вигвамов для нуждающихся и начал проводить церковные службы в разных местах на природе. Одежда и обувь, созданные Канье, стали частью этого сюжета. Теперь это одежда путников, пилигримов», — заключает в видео эксперт, подтверждая довод тем, что подошва Yeezy Boost 500 похожа на песчаные барханы. В свою очередь, свитшоты, брюки и куртки из сегодняшних коллекций Yeezy напоминают рясы священников и национальные костюмы северных народов.

О том, что Yeezy стал символизировать уже не борьбу Канье с врагами, стереотипами и самим собой, а новую жизнь и стремление к будущему, говорят и кроссовки Yeezy Boost 350, подсветив подошву которых можно увидеть подобие живых организмов. Именно такие детали превращают коммерческий продукт в культурный феномен, а бренд знаменитости в важного игрока модного рынка. И, конечно, отчасти оправдывают стоимость кроссовок.

Источник

Культ кроссовок Канье Уэста

Люди сходят по ним с ума.

Возможно, самые известные кроссовки планеты – Yeezy Boost, которые рэпер Канье Уэст делает совместно с adidas. Раньше он работал с Nike, но поссорился с ними из-за денег. Эти кроссовки выходят ограниченными тиражами (нельзя просто зайти в магазин и купить их), за ними стоят в очередях (в том числе в России), за них платят большие деньги в перепродаже. Рассказываем, что в них такого.

О чем речь

Американский рэпер Канье Уэст – не только муж Ким Кардашьян и легендарный музыкант. Уэст никогда не скрывал, что ему хочется заниматься модой. Кроссовки, которые он делает c adidas, сегодня знают не хуже, чем его треки.

Заниматься кроссовками Уэст начал еще в середине 2000-х – например, у него были работы с Louis Vuitton. Первой компанией, объявившей о долгосрочном соглашении с Уэстом, стала Nike. Чтоб вы понимали масштаб истории: до Канье Nike подписывала такие контракты только со спортсменами. Уэст и креативный директор бренда Марк Смит работали над дизайном обуви два года (Канье любит срывать сроки и все делать долго). Релиз состоялся в 2009 году, кроссовки стоили 215 долларов, их раскупили почти мгновенно.

В 2012-м вышла вторая модель – Nike Air Yeezy 2. Красные Air Yeezy 2 (они называются Red October) – легендарная вещь на вторичном рынке. По данным кроссовочной биржи StockX, они входят в топ-10 самых дорогих кроссовок планеты, продавцы начинают разговор с 5200 долларов.

Вскоре после релиза Air Yeezy 2 Канье ушел от Nike к adidas – из-за денег. «Я сказал Nike: мне нужны проценты с продаж, – говорил тогда Уэст. – У Майкла Джордана 5 процентов в Jordan Brand, это 100 миллионов в год. Мне ответили: мы не можем дать проценты, потому что ты не профессиональный спортсмен. Тогда я подписал соглашение с adidas, они дали проценты. Мне нужно кормить семью».

По неофициальной информации, по первому контракту немцы заплатили Канье 10 млн долларов, но в 2016-м они подписывали новый – там явно было еще больше. Перейдя к adidas, Канье опять все делал долго: о соглашении объявили в 2013-м, а первые кроссовки вышли в 2015-м (они назывались Yeezy Boost 750). Самые же известные кроссовки, которые Уэст сделал с adidas – Yeezy Boost 350. Вы наверняка не раз видели такие на улицах (правда, не факт, что настоящие, а не подделки с AliExpress).

Но у Суареса точно настоящие.

Очереди

Даже люди, которые не интересуются сникер-культурой, слышали, что есть кроссовки, за которыми стоят очереди. При этом Yeezy Boost – не первые кроссовки, за которыми в Москве приходили задолго до старта продаж. Например, в 2012-м кто-то ночевал у магазинов ради Nike Foamposite One NRG Galaxy. Но именно на очереди за Yeezy Boost обратили внимание все. В прошлом году их часто сравнивали с очередями на выставку Серова в Третьяковской галерее.

Очередь за кроссовками Канье впервые выстроилась зимой 2015-го, когда в Москву привезли первый релиз adidas и Уэста, Yeezy Boost 750. В соцсетях ходила легенда о группе фанатов Канье из Минска, которые приехали в Москву за кроссовками на неделю раньше, и планировали все это время жить в палатке (в феврале). В фейсбуке случился скандал, когда инстаграм “Афиши” сравнил обстановку в очередях с боями в Дебальцево на востоке Украины. Купить Yeezy Boost 750 в магазине Fott (сейчас не существует) тогда очень хотел Филипп Киркоров. Магазин разыгрывал право покупки кроссовок в лотерею, певец пытался купить их в обход участников.

Читайте также:  Топ лучших моделей кроссовок

Бывшая сотрудница Fott Марина Митасова рассказала Sports.ru, как общалась с ним.

«Я вернулась в офис с обеда, мне передали номер телефона и сказали: звонил мужчина, представившийся Филиппом Киркоровым. Я перезвонила – и ответил настоящий Киркоров. Когда я представилась, он сказал: «Ох, Мариночка, вы, наверное, слышали, есть у меня песня одна замечательная. ». И начал петь: «Я люблю тебя, Марина, все сильней день ото дня. Без твоей любви, Марина, этот мир не для меня». Я просто начала смеяться в трубку, сказал, что песня действительно прекрасная.

Филлип Киркоров c cумками Supreme

Я озвучила условия [продажи кроссовок] Филиппу, но он не хотел связываться ни с какими лотереями. Потом он заехал к нам вечером, чтобы пообщаться и посмотреть на кроссовки вживую. Договориться нам так и не удалось, у нас были четкие принципы. Все в сникер-комьюнити знали, сколько пар будет продано по итогам лотереи, мы просто не могли себе позволить продать даже одну пару налево. Помню, что в тот вечер проехать по Дмитровскому переулку было невозможно, потому что все участники лотереи присутствовали лично, это около 300 человек. Был невероятный ажиотаж. Филипп не стал принимать участие в лотерее, да оно, возможно, и к лучшему. Мне кажется, что его стилю больше соответствуют все те нарядные сапоги и ботинки, в которых мы привыкли его видеть».

Еще один бывший работник Fott, Артем Чуев, вспомнил другие подробности.

«Сначала в магазин позвонил помощник Киркорова, попросил продать или отложить кроссовки для короля, но получил отказ. После этого сам Киркоров позвонил в магаз, но тоже получил отказ. Тогда он приехал к нам на Mercedes GL с водителем. Весь в черном, высоченный, но нескладный какой-то. Сказал, что хочет, чтобы мы ему продали кроссовки. Я отказал, предложил в лотерее на покупку поучаствовать, но под натиском просьб принес померить пару, чтобы он узнал свой размер. Кроссовки были 11US, он их еле обул из-за очень высокого подъема, но в итоге подошли. Он еще раз переспросил, точно ли мы не продадим без лотереи и добавил: «Я человек благодарный, сфотографируюсь в кроссовках, выложу в инстаграм, на фотографии ваш магазин отмечу, у меня 300 тысяч подписчиков».

Филипп Киркоров в одежде Off-White в городе Белогорске, Амурская область

Из-за такой настойчивости я даже задумался. Пошел в офис, посоветовался с пиарщиком и баером, в кабинете которого все пары этих кроссовок и хранились, но мы не стали делать исключение и решили, чтобы все пары будут проданы через лотерею. Так Киркорову и передал. Сказал, что завтра он сможет тысяч за 80 перекупить свой размер, но он ответил, что не хочет их покупать за 80, а хочет купить сейчас за 30. Как мне показалось, он вышел из магазина огорченный.

От Тимати еще какие-то опричники приходили, еще заходили просто разные заряженные люди и предлагали те же тысяч 80, чтобы продали до релиза и без очереди. Но мы из-под прилавка никому не продали».

Новые очереди за кроссовками Канье выстроились в декабре 2015-го.

Потом люди стояли в 2016-м. К магазину Brandshop тогда пришли несколько тысяч человек. Вскоре на месте появились машины с мигалками и целый автобус ОМОНА. Столкновений не было, людей не разгоняли, но владелец магазина Илья Гребенщиков недавно говорил РБК, что переговоры с органами были очень напряженными.

В Brandshop рассказали Sports.ru об общении с полицейскими.

«Когда ты собираешь три тысячи человек на бульваре, это привлекает большое внимание органов. Когда было меньше народу, они приходили и узнавали, что за товар, для них это тоже был какой-то фан. Но когда людей становилось все больше, уже приходили полицейские повыше рангом. Ставили оцепление, делали так, чтобы люди в очереди не стояли на проезжей части, потому что у нас нет прямого пешеходного перехода с бульвара к магазину. Так что да, мы сотрудничали с полицейскими, чтобы организовать человеческий поток.

У нас нет такого, что мы за полгода знаем, когда у нас будут Yeezy. Это очень секретный продукт, мы получаем информацию в последний момент, ненамного раньше, чем ушлые ребята из пабликов в ВК. Поэтому времени на подготовку [в том числе к очередям] не так много. Так что у нас теперь онлайн-дроп, люди оставляют заявки, таких заявок набегает несколько десятков тысяч», – рассказали в Brandshop.

В 2017-м очереди тоже были, но вообще в российских магазинах сейчас стараются их избегать и максимально переносить продажи в онлайн.

Предмет культа

Далеко не каждый популярный музыкант смог бы так же продавать кроссовки, как это делает Канье. Уэста любят не только как топового рэпера и продюсера, он выстроил настоящий культ личности. Yeezy Boost для многих людей – не просто кроссовки, а возможность получить часть настоящей гениальности.

Главный редактор паблика «Сникерхед» Роман Раимов говорит: «Люди часто ищут себе примеры для подражания, особенно когда это касается стиля одежды. Канье для многих икона стиля, а иконам часто поклоняются. Он создал семью с Ким Кардашьян, одной из самых популярных женщин в Америке. Канье в инстаграме нет, но Ким со своей соткой миллионой подписчиков неплохо рекламирует обувь мужа. Еще повлиял уровень самой культуры кроссовок, которая набрала безумные обороты с начала 2010-х. Она и в России очень выросла, неудивительно, что и у нас обратили внимание на Yeezy Boost».

Нужно понимать, что adidas не зарабатывает огромных денег непосредственно с продаж кроссовок Канье. Деньги приносят, например, adidas Superstar – в прошлом году было продано 150 миллионов таких кроссовок. Yeezy Boost выпускаются ограниченными тиражами, это в первую очередь культ и хайп. Никто не придет ради adidas Superstar к магазину с палаткой за 5 недель до релиза, как это было в Америке, когда выходили Nike Air Yeezy 2. Никто не полетит в другую страну за автографом создателя Nike Tanjun (самые популярные кроссовки США), как это сделал москвич Баграт Арутюнян, когда узнал, что Канье Уэст прилетел в Ереван.

Читайте также:  Способы изъятия следов ног обуви

Он рассказал Sports.ru, как это было.

«Прошла информация о том, что Ким Кардашьян будет снимать в Армении выпуск своего реалити-шоу, приедет Канье. Решил полететь туда, хотел подписать кроссовки, это считается классно. Сначала пытался выловить их около отеля, не получилось, там были толпы людей, Канье с Ким проезжали с черного хода. Потом они ходили по музеям и всяким достопримечательностям, но там тоже все перекрывали – милиция, охрана.

Думаю: все, не получилось. Но тут мне звонят мои близкие знакомые, у которых французский винный ресторан. Говорят: нам звонила служба безопасности Канье, просила закрыть ресторан, чтобы пришли гости – Канье с Ким, их свита, охрана. Они согласились, а я поехал туда. Меня пустили, это же ресторан моих знакомых. Они зашли, я попросил, мы сфоткались, они подписали – вот так. Мне за эти кроссовки предлагали 3-4 тысячи долларов, но это мало.

У меня все началось со скейт-культуры. Я был совсем малой, классе в 6-7. Катался, тусовка с ребятами, а у людей постарше и побогаче были классные кроссовки – всякие Nike. Я тогда уже начал увлекаться этим – группы ВК смотрел, например. Но возможности покупать такие кроссовки у меня не было, катался в околоскейтерских темах – DC, Fallen. Но хотел Nike, они намного круче. Когда отошел от скейта, все равно следил за кроссовками. Появилась возможность – начал покупать. Тут дело не в Yeezy, разное брал.

Мне уже работы Канье с Nike нравились. Но они были очень дорогие. Я начал следить со вторых Yeezy, они когда появились, то стоили 2-3 тысячи долларов, нереальные суммы были. Для сникер-культуры это культовая вещь, культовые кроссовки, все за ними гонятся, все их почитают. Сейчас это превратилось в масс-маркет, но отношение все равно другое.

У меня есть все первые Nike, вторые – все, кроме Red October, они нереально стоят. От adidas, наверное, все, кроме 350 v2, в последнее время их стало очень много выходить, я уже не с таким рвением покупал. 350 v1 все – четыре пары, 750 все – пять, что ли, пар, 350 v2 – штук пять, 950 – две. Получается штук 16. И еще есть парочка тех, которые не adidas, а просто Yeezy Season.

Если получается взять больше одной пары, то, конечно, продаю. Самый выгодный реселл – черные 750-е. Их покупали за 30 тысяч, а продавали – если в нормальном размере – можно было продать за 130-150 тысяч.

Мне 22, я безработный. Сколько я потратил на кроссовки? Сейчас у меня 120-130 пар кроссовок. Какие-нибудь Yeezy стоят от 50 тысяч, сами посчитаете, много выходят. Я уже не увлечен этим делом, но если что-то нравится – покупаю. Чтобы прямо гнаться за чем-то, тратить огромные деньги как раньше – не, уже нет. Самые редкие кроссовки в моей коллекции – New Balance 1700 «Gaudi». Моя пара еще с кепкой в комплекте, таких вообще штук 10».

На них зарабатывают

Важный показатель успеха кроссовок Канье – популярность его обуви в перепродаже. По данным StockX, до того, как вышли первые кроссовки Уэста с adidas, Nike занимала 96% вторичного рынка кроссовок, а adidas – 1%. Сегодня соотношение 50 на 50.

В московских и питерских очередях за кроссовками Канье много людей, которые пришли, чтобы заработать. «Тут замкнутый круг: эти кроссовки сами по себе на хайпе, и от того, что их раскупают сразу, хайп только растет, – говорит Роман Раимов. – Yeezy стали хорошим способом заработка. Многие в России покупают их только для этого. Это могут быть люди, которые даже культурой особо не увлекаются, а просто нашли еще один способ быстро заработать».

Михаил Постников, один из основателей площадки для перепродажи одежды и обуви themarket, объясняет, от каких факторов зависит цена кроссовок YEEZY на вторичном рынке. Главный – количество кроссовок на релизе и после рестока (перевыпуска). Последний ресток кроссовок Канье в Росиии был в июне, когда перевыпустили YEEZY BOOST 350 v2 «Zebra», поэтому сейчас это самые распространенные кроссовки Уэста в российской перепродаже.

«В феврале некоторые смогли купить их за 15 тысяч и продать больше чем за 120 тысяч за одну пару, – говорит Постников. – Потом был ресток в июне, теперь средняя цена на перепродаже 50 тысяч за пару с первого дропа (релиза) и 30 тысяч за пару второго дропа. Для стороннего человека они полностью одинаковые, но в моделях есть ряд различий, которые фанат Yeezy с легкостью покажет. Цена кроссовок также зависит от возраста и кондея (состояния). Пара двухлетней давности, новая, в коробке, будет стоить сильно дороже, чем свежий релиз. Это потому что их с каждым днем все меньше».

Часто прямо на выходе из магазина к обладателю новых кроссовок подходят китайцы и на ломаном русском предлагают продать кроссовки. Потом эти кроссовки отправляются в Китай, где их перепродают за еще большие деньги. В Китае много людей, спрос там еще сильнее превышает предложение.

В декабре прошлого года в Москве у китайцев прямо у магазина отобрали несколько пар Yeezy Boost. Рассказывают, что китайцы вышли из магазина с коробками, решили покурить и поставили их на асфальт. На них тут же налетели.

Что дальше

В ближайшие месяцы у Канье Уэста выйдут:

Совершенно новая модель Yeezy Boost 700 Wave Runner

Новые расцветки Yeezy Powerphase

Новые расцветки Yeezy Boost 350 v2

Коллекционеры кроссовок, с которыми общался Sports.ru, говорят, что пик хайпа по кроссовкам Канье пройден. При этом на вопрос, планируют ли они купить что-то из новых релизов, все говорят: да.

«Каждый раз, когда кроссовки Канье приходят, мы смотрим и такие: ну, уже что-то было похожее, – говорят в Brandshop. – Думаем: наверное, пик уже прошел. А потом мы смотрим на количество участвующих людей и понимаем: он не то что не прошел, там наоборот прогресс. Если будет релиз Wave Runner, то даже сложно представить, насколько это будет хайповый товар».

Источник