Меню

Как покупать лимитированные кроссовки



Yeezy money: как можно заработать на продаже лимитированных кроссовок

Для миллионов людей по всему миру кроссовки перестали быть исключительно спортивной обувью. Теперь в них ходят и на работу, и на свидание, и на красную дорожку. В определенных кругах они стали больше, чем просто обувью. Это показатель статуса, способ самовыражения. Страсть одних людей быстро превратилась в прибыльный бизнес для других. Модные пары от известных дизайнеров и музыкантов исчезают из магазинов за считаные минуты. Предприимчивые граждане приобретают их за десятки тысяч рублей, чтобы затем продать за сотни. Как устроен этот бизнес и кто делает состояние на кроссовках, разбирались «Известия».

Себе и на продажу

Чаще всего лимитированные модели, интересные коллаборации и просто ожидаемые модели кроссовок поступают в магазины в ограниченном количестве. Проще всего их приобрести либо в интернете, либо в крупных точках продаж, которые чаще всего расположены в мегаполисах.

С огромным успехом в Россию пришли кроссовки Yeezy Boost 350, разработанные Adidas вместе с рэпером Канье Уэстом. Первые поставки были в ограниченном количестве и всего в нескольких точках. Более того, просто прийти в магазин и приобрести пару можно было не везде. Чтобы избежать давок и беспорядков, многие устроили только онлайн-продажу или розыгрыши.

Там, где офлайн-покупка все-таки была возможна, люди стали собираться уже за несколько суток. Ночевки около магазина и многодневные стояния в очереди ценители кроссовок — сникерхеды — называют кемп. Чаще всего очередь состоит из молодежи — студентов и школьников. По оценкам экспертов, именно на них ориентируются сейчас многие известные бренды. Молодые люди активно интересуются модой, а их покупательная способность на удивление высока.

«Я узнал об этих кроссовках благодаря Канье. Изначально я был его лютым фанатом, для меня он гений, божество. И чтобы как-то приобщиться к нему, я пришел сюда и стою чуть больше суток. Вообще я из Петербурга. В Петербурге во всех магазинах тоже устроили лотерею, так что «Цветной» — единственное место в России, где можно вот так постоять. Людям ведь всегда нужен эксклюзив, что-то, что отличает их от других», — рассказывал журналистам один из участников кемпа.

Adidas Yeezy Boost 350 trainers

Но не все дежурят у магазина из-за любви к моде или исполнителю. Для 90% тех, кто стоит в очереди, покупка этих кроссовок — просто выгодное вложение. Уже на выходе из магазина они продают обувь в несколько раз дороже. А более терпеливые, дождавшись, когда спадет первая волна ажиотажа, продадут пару и в десятки раз дороже.

«Стоимость на ресейле формируется по обычным законам рынка. Чем больше спрос на пару, тем она дороже. Поэтому чаще всего речь идет о лимитированных вещах. Вышло в мире 100 тыс. пар, а желающих их носить — миллион, допустим. Не все будут стоять в очереди сутками без всякой гарантии того, что успеют приобрести товар. Им проще переплатить и спокойно взять те же Yeezy с рук», — рассказывает «Известиям» Антон, в свое время занимавшийся ресейлом.

Но и перекупщики бывают разные. Для большинства это и занятное времяпрепровождение, возможность общения, а заодно и небольшого заработка. «Большинство в таких живых очередях — школьники. Они заняли у родителей деньги, их надо быстро вернуть. Они купили кроссы и здесь же в очереди продают их, пусть всего на пару тысяч дороже. Для них это уже прибыль», — говорит Антон.

Сам молодой человек кемпов избегает. «Для себя смысла стоять в очереди не вижу. Эту систему всё равно держит группа людей, их человек 7–8, такие стражи очереди. У них есть связи с магазином, они первыми узнают о релизе. Им доверяют вести список тех, кто в очереди. Естественно, первые в нем всегда они сами», — делится с изданием Антон.

Сам он предпочитает делать «долгосрочные вложения». Иногда обувь выходит не в сезон. Например, белые текстильные кроссовки зимой приобретают значительно реже. Купив такую модель по низкой цене, ресейлер уже через полгода перепродаст ее в два раза дороже.

Избежать дежурства у дверей магазинов можно и в случае, если есть выход на заграничные рынки. «Лимитированные пары лучше всего выходят в Штатах и Европе. Через них, конечно, удобнее. Некоторые сайты и приложения не позволяют сделать заказ из России, но ты просто меняешь адрес на телефоне, а дальше заказываешь через бандероль. Иногда достаточно просто лично прийти в магазин. Знакомый был в Праге на релизе Yeezy-ков (Yeezy Boost 350. — Прим.ред.), так там всем было на них насрать. На раффл (розыгрыш. — Прим.ред) даже никто не зарегался, и пары просто поставили на продажу. Он купил и распродал в России всё — с наценкой, естественно».

Игра по-крупному

Точных подсчетов, какой процент рынка сейчас занимают перекупщики, в России нет. Однако, если учесть, что уже через час после релиза найти лимитированные кроссовки можно разве что на сайтах и в пабликах ресейлеров, становится понятно, что это значительный сегмент. При этом средний заработок большинства перекупщиков не превышает 5 тыс. рублей.

Читайте также:  С чем стильно сочетать кроссовки

Видя успех некоторых моделей, фирмы могут сделать их перевыпуск, тем самым разрушив планы тех, кто хотел «придержать» кроссовки и затем продать подороже. Нередки и случаи, когда реальный спрос на модель оказывается значительно ниже ожидаемого. В таких случаях незадачливый ресейлер вынужден или оставлять кроссовки себе, или отдавать их за сумму, которая может быть даже ниже первоначальной.

Настоящие доходы такая работа приносит лишь ограниченному кругу людей. Профессиональные ресейлеры — это узкая и закрытая группа. Они состоят в чатах, где делятся друг с другом информацией о всех важных событиях этого сегмента рынка. Их участники чаще всего хорошо знакомы между собой, у них уже отработаны алгоритмы и завязаны все необходимые связи как с магазинами, так и со звездными клиентами.

Доходы профессиональных ресейлеров могут превышать и 100 тыс. рублей в месяц

Доходы таких ресейлеров могут превышать и 100 тыс. рублей в месяц. Один из таких людей — Вячеслав (имя изменено. — Прим.ред.). «Ресейл разделяется на две ветви: онлайн и офлайн. Я занимаюсь исключительно онлайном», — рассказывает «Известиям» молодой человек.
Отличное понимание интернет-среды и навыки программирования позволили ему быстро найти свою нишу. «Обычно количество пар делят на онлайн-продажу и на раффлы-лотери. В раффлах я не выигрываю, а вот онлайн выкупить нужную пару успеваю очень часто. Я умею находить всякие обходы на сайтах, разные фишки придумываю, использую ботов. Первая хорошая пара принесла мне больше 40 тыс. чистыми», — вспоминает Вячеслав.

Когда дела пошли в гору, молодой человек создал свою закрытую группу. Попасть в нее, как и в другие подобные сообщества, сложно, а серьезно работать вне таких объединений и вовсе невозможно, считают ресейлеры.

«По-настоящему ресейлом занимаются максимум человек 50. Остальные — на 90% школьники, которые получают с продажи пару тысяч и потом хвастаются друзьям, что они ресейлеры. Не надо думать, что это легкий доход. Легко — только взять никому не нужную пару, а чтобы заработать, как и везде, нужно головой думать», — уверен молодой человек.

Кругом обман

Основные площадки для перепродажи — eBay, «Авито», Grailed, StockX, themarket и группы «ВКонтакте». Наиболее популярны в России — две последние. Выбор товаров там огромен и пополняется ежедневно. И хотя организаторы уверяют, что подделок у них нет, уследить за всем, что публикуют пользователи, они не в состоянии.

«Производство реплик класса люкс уже опережает рынок легальных товаров, —рассказывает «Известиям» Альберт Осканов, сооснователь и генеральный директор маркетплейса Oskelly.ru. — По данным исследования компании BrandMonitor, его объем составляет 280 млрд рублей, из которых онлайн-продажи достигают 84 млрд рублей. Треть из них осуществляется в социальных сетях и на маркетплейсах».

Такого же мнения придерживается и Алексей Юшин, занимающийся проверкой вещей на оригинальность, или легитчеком. «У Китая есть целые заводы, производящие копии Yeezy Boost. Они делают идеальные копии: швы, ярлыки. Определить, что это паль, очень сложно. Люди покупают их в Китае, а потом втюхивают по высокой цене как оригинал», — объясняет молодой человек.

Видя растущий рынок неоригинальной продукции, Алексей и решил запустить свой паблик, который помогал бы пользователям оценивать качество товара перед покупкой. «Сначала я работал в паблике, который косвенно занимался легитчеком. Главным образом это был новостной источник, где хейтили паль. Люди к ним обращались, а я проверял, оригинальная вещь или нет. Через полгода паблик стал уходить в другую стезю, а у меня уже были и знания, и база данных, и контакты, и полезные знакомства. Со всем этим я и стал два года назад запускать свой паблик», — вспоминает Юшин.

Услуги таких экспертов оказались востребованы. Кто-то хотел проверить свой гардероб на наличие подделок, а кто-то предостеречь себя от обмана при покупке. «Мы оказывали и услуги с выездной проверкой. Ездили с покупателем к продавцу, смотрели пару, потом отходили с покупателем и говоришь свое мнение. То, что у них происходит дальше, нас не должно волновать. Продавцу мы ничего не доказываем, они могут начать так убалтывать, что сам начинаешь сомневаться. Смотришь, вроде и одет хорошо, и говорит хорошо. Но нужно помнить, что сам-то он одет, может, и не в паль, а продает паль», — рассказывает молодой человек.

Первое время свои услуги их команда предоставляла бесплатно. Когда стало ясно, что процесс отнимает слишком много времени и сил, попытались поставить проект на коммерческие рельсы. Доходы оказались небольшими, в команде стали возникать разногласия, и паблик пришлось закрыть, как надеется Юшин, временно.

Потребность людей в таких экспертах тем не менее не отпала. Сегодня свои услуги по легитчеку предлагают многие паблики. Как рассказывают сникерхеды, найти того, кто действительно разбирается, можно, достаточно прочитать отзывы, которые есть в большинстве крупных сообществ.

Иногда определить подделку можно и по одной фотографии, а порой не обойтись без полноценной проверки товара в жизни. И если тому, кто в этом разбирается, справиться с задачкой еще можно, то новичку в мире кроссовок будет куда сложнее. «Обращать внимание нужно на всё. Например, ярлык, — советует Юшин. — Раньше модели выпускали, где смазан шрифт, не пробивается код, в размере не так поставили цифру или не так шов пришили. Сейчас всё сложнее, нужно смотреть и на стельку — она у большинства моделей особенная, со своим логотипом, выемками, надрезами, и даже обращать внимание на коробку. Иногда даже ее качество играет роль».

Читайте также:  Что сделать чтобы кожаная обувь села

В условиях, когда на подделки можно наткнуться даже в крупнейших магазинах, знатоки советуют тем, кто решился на покупку дорогостоящей вещи, подходить к процессу разумно. Прежде чем брать товар с рук, можно как минимум обратиться к сообществам любителей модной обуви. Часто там можно найти и полезные советы, и рекомендации легитчекеров, и черные списки сайтов, где продаются подделки.

Источник

СтильСникер-культ: Как устроен рынок кроссовок

Почему лимитированные кроссовки стали частью мейнстрима

Текст: Кирилл Астраханцев

крупные бренды спортивной одежды и не подозревали, что их продукция будет так популярна на улицах, а представители самых разных субкультур сделают кроссовки частью своего будничного образа, буквально повседневной экипировкой. Разбираемся, как получилось, что кроссовки стали главной обувью поколения, а ажиотаж вокруг покупки лимитированных моделей теперь достигает таких масштабов, что о нём пишут даже медиа, игнорирующие модную повестку.

Субкультуры

Cегодня кроссовочные коллаборации — со спортсменами, поп-звёздами, молодыми дизайнерами, авангардными марками и даже благотворительными организациями — воспринимаются как дело, которое само собой разумеется. Но когда-то всё было по-другому. К примеру, adidas 80-х, консервативный спортивный бренд, не понимал, зачем ему сделка с молодыми рэперами Run-D.M.C., которые носили вещи марки в обычной жизни, тем самым их промоутируя. В какой-то степени именно благодаря талантливому афроамериканскому трио кроссовки с тремя полосками без шнурков стали важным маркером, атрибутом уличной крутости. Лишь когда песня «My adidas» превратилась в революционный гимн, бренд наконец подписал контракт с музыкантами.

В Англии во времена расцвета околофутбольной культуры 80-х кроссовки стали частью униформы, отличающей своих от чужих. Теннисные модели Diadora, беговые и тренировочные Nike и adidas заслужили уважение рабочего класса. При этом спортивные компании к созданию подобного спроса не прикладывали никаких усилий — даже наоборот. Дополнительная смысловая нагрузка у кроссовок появилась скорее случайно.

Чуть ли не единственным брендом, который вовремя понял свою потенциальную аудиторию и намеренно подыграл ситуации, стал Vans. Ещё в 70-е компания осознала, что её кеды отлично подходят для катания на скейте, хотя у Vans поначалу и не было плана обосновываться в этой сфере. Vans одними из первых стали размещать рекламу в журналах о скейтбординге, спонсировать райдеров и прислушиваться к своему потребителю при создании новых моделей — и не прогадали.

Сейчас кроссовки — абсолютно самостоятельная сфера. Спрос привёл к появлению обособленных коллекций, лимитированных релизов и коллабораций; теперь индустрии нужно постоянно удовлетворять взыскательный вкус коллекционеров и ценителей хорошей обуви. «В прошлом сникер-культуру точно можно было назвать субкультурой, — считает сникер-редактор Highsnobiety Крис Дэнфорд. — Но сегодня в кроссовочном мире культура равносильна деньгам: если ты потратил определённую сумму на обувь, ты уже стал частью культуры, неважно, интересовался ты её развитием раньше или нет».

Магазины

Раньше лайфстайл-сегмент у спортивных брендов практически отсутствовал, а за кроссовками люди ходили только в спортивные магазины. Но со стремительным развитием уличной культуры стали появляться магазины, основанные энтузиастами стривира, где можно было встретить лимитированные коллекции самых разных марок. Эти магазины стали местами силы, своего рода форумами для эрудированного потребителя.

Бренды cами стали разрабатывать специальные линейки, чтобы сотрудничество с представителями уличной культуры, магазинами, брендами и дизайнерами было ещё комфортнее. «Например, adidas придумал линейку Consortium, чтобы сотрудничать с нишевыми магазинами, позволяя избранным ретейлерам создавать продукт совместно с большим брендом, — вспоминает Дэнфорд, — это помогало развиваться независимым точкам». Число желающих заполучить кроссовки из лимитированной коллекции часто сильно превышало объём выпущенных пар.

Лимитированные коллекции стали способом общения с теми, кто причастен к развитию уличной культуры

Лимитированные коллекции стали способом общения — с их помощью бренды выстраивали доверительные отношения с эрудированным потребителем. К примеру, у Vans есть премиальная линейка Vault by Vans, в которой бренд выпускает разные коллаборации. Примечательно, что продаваться она может лишь в одном магазине страны — и даже не во флагмане Vans. «Уникальная атмосфера магазина, самобытная обстановка, присутствие в нишевых медиа, сильная выборка брендов, грамотная аудитория — вот несколько критериев, по которым подбирается магазин, где может быть представлена линейка Vault by Vans, — объясняет маркетинг-координатор Vans Russia Константин Белозёров. — В России по всем параметрам подошёл магазин магазин BELIEF». Только после такого своеобразного экзамена продукция может попасть к широкому потребителю. Например, коллекция по мотивам мультфильмов Disney поначалу тоже была представлена эксклюзивно в Vault by Vans. Когда же кеды высоко оценили профессионалы, модель попала в массовую линейку.

Уровень «лимитированности» бренды тоже варьируют. Например, Nike представляет некоторые релизы в форматах Quickstrike и Hyperstrike. И если Quickstrike может быть доступен в избранных магазинах по всему миру, а в стране таких точек может быть несколько, то Hyperstrike — самый ограниченный релиз, который может поступить в продажу без анонса вообще. Нередко он попадает в руки людям только в формате «friends and family». Есть даже понятие Nike Tier Zero — это статус магазина, которому предоставляются эксклюзивные релизы. В этих местах кроссовки почти не достаются случайным покупателям.

Читайте также:  Как узнать размер галош

Компании давно выстроили политику партнёрства с магазинами, где продают их особые линейки. Большие корпорации могут вносить серьёзные коррективы в концепции магазинов-партнёров. «Как и в любых отношениях, где у одного партнёра абсолютное преимущество по отношению к другому, у такого партнёрства свои минусы, — рассказывает Никита Лашин. — Магазин может находить какие-то позитивные моменты и иногда получать выгоду от такого сотрудничества. Но в долгосрочной перспективе всё будет так, как запланировал бренд». «Основная цель крупного бренда — будь то adidas или Nike — доминировать», — резюмирует Лашин.

Кроссовки сегодня — мощный двигатель продаж. Но ажиотаж может сыграть и против ретейлера. Кроссовки, особенно в случае с лимитированными линейками, перетягивают на себя всё внимание, затмевая концепцию магазина. «Кроссовки медленно, но верно вытесняют из ассортимента остальную продукцию. А привлекая массовую аудиторию, уничтожают интерес со стороны более искушённой публики», — объясняет Лашин.

Редким магазинам в такой ситуации удаётся сохранить лицо. Тактика ITK — не участвовать в специальной программе спортивных брендов. Магазину, декларирует его менеджмент, важен конкретный продукт, а не совокупность обязательств и поощрений. В компании утверждают, что их «не прельщает статусность, которую якобы даёт бренд-производитель, а своего статуса тут добиваются самостоятельно».

Высокая мода

Специальные линейки сегодня — это дань уважения подкованному потребителю, тому, кто, скорее всего, задаст тон массовым продажам. Такие коллекции создают у людей ощущение причастности к чему-то более особенному. Человеку нужно обладать знаниями, чтобы заполучить релизы специальной линейки: избранные места продаж, даты релиза, его отличие от массового сегмента бренда.

Неудивительно, что подход продаж «для избранных» оказался близок высокой моде, которая тоже захотела получить свою часть кроссовочной аудитории. Подход спортивных марок к распространению лимитированных моделей вполне сравним с методами домов высокой моды. Чтобы сшить платье Christian Dior из кутюрной линии, нужно не только иметь возможность потратить несколько десятков, а то и сотен тысяч долларов за раз, но и обладать достаточной репутацией. Недоступность, элитарность — вот что тут стоит во главе угла.

Большие корпорации могут вносить серьёзные коррективы в концепции магазинов-партнёров

Смешение спорта, высокой моды и уличной культуры за последние годы стало очевидным для всех. Самый наглядный пример — коллаборация Louis Vuitton и Supreme. «Бренды из мира моды и производители кроссовок хотят привлечь новую аудиторию, — говорит коллекционер кроссовок, диджей и радиоведущий Киш Каш. — И порой они выпускают коллаборации, больше сосредотачиваясь на маркетинге, чем на хорошем продукте. Но бывают и интересные варианты».

Сегодня мы наблюдаем релизы и полноценные линейки, которые курируют именитые дизайнеры. Японец Ёдзи Ямамото всегда восхищался уличной культурой и молодёжными движениями, что в конечном счёте привело его к сотрудничеству с гигантом спортивной индустрии — adidas — и созданию отдельного подбренда Y-3. Их сотрудничество успешно длится уже шестнадцать лет. Каждый сезон Y-3 устраивает самостоятельные показы на неделях мод наряду с основной коллекцией японского дизайнера. Nike тоже предоставляет шанс дизайнерам модных домов переосмыслить свои модели. Бренд уже работал с бывшим креативным директором Givenchy Рикардо Тиши, креативным директором Balmain Оливье Рустеном и креативным директором мужской одежды Louis Vuitton Кимом Джонсом. adidas, в свою очередь, продолжает сотрудничать с Рафом Симонсом и Риком Оуэнсом, а Reebok выпускает коллаборации с нашумевшими Vetements. Опять-таки все релизы с прославленными именами мира моды предоставляются в строго избранных магазинах по всему миру, там, где это поймут и оценят.

Мейнстрим

Иными словами, сникер-культура уже давно вышла за рамки небольших групп по интересам и переросла в огромную индустрию, в которой бренды желают получить выгоду. Она стала мейнстримом: поклонников ограниченных релизов теперь гораздо больше. Лимитированные кроссовки можно встретить и на школьнике, и на офисном работнике. «Многие сейчас одеваются, чтобы впечатлить друг друга, — рассуждает Крис Дэнфорд. — Например, сегодня очень много фанатов Yeezy, и они думают, что необходимо скупать каждый релиз, чтобы их Instagram-подписчики оценили новое приобретение». Люди испытывают на себе давление, вынуждающее их обладать чем-то новым и крутым, они уже просто не носят то, что вышло шесть месяцев назад. «Сейчас кроссовки — это массовая культура, супермаркет, — рассуждает Никита Лашин, — но это не делает их неинтересными. Как и везде, есть множество энтузиастов, которые глубоко и серьёзно увлечены».

Спортивные гиганты вкладывают большие деньги, чтобы влиять на предпочтения потребителей в лайфстайл-нише. Они решают, в погоне за каким релизом люди будут ночевать в очередях. Потребитель уже и не задумывается, что может быть по-другому. Но всегда найдутся люди с независимым мнением, свободным от диктата брендов. За ними — будущее индустрии.

Фотографии: Adidas, Vans, Theory, Nike, KM20, Yeezy

Источник